Looking for Something?
Browsing Category

пища для размышления

Этим летом

Author:

Когда в Мае 2013-го мы только переехали в эту квартиру, мне, честно говоря, смириться с такой переменой было нелегко. Переезд этот был нужным и “выжали” мы из него тоже по максимуму – первый этаж (я с ужасом думала о высоких этажах, не в обиду тем, кто их любит), балкон (на котором можно хоть что-то выращивать), три спальни (без моего дохода перед нами маячили только две), жаловаться грех! Но расставание с жизнью в доме для меня не прошло незаметно, это при том, что даже не могу сказать, что очень любила тот дом. Что я любила там, так это двор и свободу, которую он нам всем дарил, сместе с огородом для меня, грязью и песочницей для детей, с сорняками, веревкой для белья, вечерними кострами, солнечными ванными, и даже с осами.

G4SS2033

G4SS1997

На пике прощания с полюбившимся образом жизни, буквально через пару дней после нашего переезда, на четырнадцатой неделе очень желанной беременности я узнала, что беременность эта замерла еще семь недель назад, и нам ничего не оставалось, кроме как смиренно попрощаться с недолго гостившей у нас душой, вслед за чем последовала череда нелегких, очень одиноких дней. Мне помогала возьня в моем мини-саду, переписка и разговоры, последние перед грядущим увольнением проекты, и простое ежедневье. Однако лето пролетело, как в тумане, и мы жили, так до конца и не осознавая всех перемен, случившихся с нами за относительно короткий срок.

G4SS2002

G4SS2013

Новая беременность принесла покой и свет, но к тому времени наш маленький мирок окутала невыносимо длинная, холодная и суровая зима. И опять, доведенная до автоматизма повседневность мешала благодарным взором вглядеться в новую жизнь. В глубине души я тосковала по своим грядкам, а сверху на меня давило бетонное многоэтажье, поэтому, тихая и осторожная, в страхе потревожить растущее во мне счастье, я обратилась в себя, попросту притворяясь, что в нашей жизни ничего не изменилось. И во многом это было именно так, но сейчас я понимаю, что многие перемены заслуживали более открытого и радостного приветствия, чем они получили поначалу.

G4SS2000

Оценивая события сразу “не отходя от кассы,” и награждая их метками “плохо” или “хорошо,” мы как будто рассматриваем вышивку вблизи – каждый стежок по-отдельности – не видя всей картины, и, что хуже, пытаемся судить, то есть делаем какие-то глобальные выводы, опираясь на этот мизерный фрагмент. Правда в том, что мы никогда не знаем, куда приведут нас те или иные события в земном существовании, ведь нам не дано взглянуть на канву жизни с божественных высот. В этой связи мне всегда вспоминается дзен-притча про крестьянина и дикого коня. Мне бы хотелось развить способность реагировать философски, каждый раз (и сразу, а не постфактум), когда жизнь отказывается подчиняться моим планам.

G4SS1990

Полтора года спустя что мы имеем? Я все так же хочу жить на земле, в доме (желательно своем, но это уже какое-то запредельное мечтание), меня все так же подавляет столбик этажей у меня над головой, с их судьбами, любовями, склоками, болячками, радостями, и болями, я все так же (а может даже и больше) тоскую без физических нагрузок, которые являются частью хояйства даже городского и очень маленького, меня все так же порою сводит с ума ощущение ловушки и парализующая бесполезность городского жителя, и мне все так же жаль смотреть на детей, лишенных сорняков, грязевых ванн, дурацких поделок из картонных коробок и гнилых досок, и ленивых полдников в саду под жужжание надоедливых ос.

Но есть и другая сторона. Переезд этот неожиданно подарил нам все то, чего нам так не хватало в доме, и этим летом мы, наконец-то, начали это замечать. Итак…

Этим летом (я уже писала об этом, и не один раз), совсем неподалеку от нашего дома обнаружилась площадка, на которой сын и дочка подружились с замечательными детьми (это в добавок к другу, который живет в нашем доме). Четыре месяца они гоняли по зеленым просторам вместе, вдалеке от нас, придумывали свои игры, горланили песни, строили замки из песка, и устраивали родео на качелях (кто кого спихнет). Это оказалось взрывом сознания в контрасте с вечно пустыми площадками нашего старого района, на которых в лучшем случае няни чинно выгуливали чистеньких малышей.

G4SS1988

Этим летом мы очень много ходили в бассейн (который при доме), и сын научился плавать, а дочка перестала бояться воды. Раньше выход в бассейн был почти равнозначен покорению Эвереста, сейчас это дело пятиминутных сборов, ума ни приложу, почему мы не начали ходить туда раньше.

Этим летом я научилась отпускать сына из вида, и почти без содрагания позволять ему убегать с друзьями далеко и надолго. Я все еще вглядываюсь в движение кустов, пока не увижу вдалеке его румяную физиономию, но это, наверно, навсегда, а вот то, что, вместо замечания не убегать так далеко, я просто приветственно улыбаюсь, мне кажется личным достижением.

G4SS2012

Этим летом приподнялась завеса вакуума, которая опять-таки нарисовалась вокруг нас в старом районе проживания, и я вдруг заметила, что совсем рядом с нами снова есть много хороших людей, с которыми можно дружить и общаться без каких-то глобальных обязательст на “дружбу-жвачку” до гроба, к которым можно обращаться за помощью и на которых можно расчитывать в бытовом плане, или просто друг другу радоваться, когда нам удается пересечься на улице, в парке, на площадке. У всех этих людей есть дети, и наши дети дружат.

G4SS1983

Ну, а главное событие после переезда вы и так знаете, хотя к переезду оно, конечно, никакого отношения не имеет. Ровно через год на новом месте, в Мае, у нас здесь родилась наша волшебная девочка. В Северной Америки детей рожденных после потерь называют “радужными малышами“, потому что после бури появляется радуга. Она и правда девочка-радуга, и на днях ей исполнилось 5 месяцев. А чтобы напустить мистического тумана, скажу еще, что родилась она в тот самый день, когда я узнала, что предыдущая беременность замерла. У меня, честно говоря, от этого факта мурашки по коже, и мне нравится думать, что в первый раз наша малышка просто заплутала и сбиласть с пути.

В общем что хочу сказать – неисповедимы пути Господни. И еще, что когда теряешь, никогда не знаешь, что найдешь взамен, но что-то обязательно найдешь, просто надо уметь это понять, и лучше поздно, чем никогда.

P.S. Фото к посту отношения не имеют. Это я просто любуюсь нашей ранней осенью, и немножко нами.

:: Мгновенье :: Вопреки

Author:

Это такое странное время, писать о радугах и розах. Но скажу вот что – если бы все люди в мире просто начали жить, любить, растить детей, строить дома, и сажать деревья, то мир был бы более мирным. Идеализм, да, но все войны в истории начинались с того, что кому-то хотелось чего-то эдакого, что есть у соседа; с того, что где-то там оно больше, лучше, краше, и вместо того, чтобы построить свое такое же, надо просто взять копье, пойти туда, и взять это силой, или вообще разрушить. А по сути, это от неумения быть счастливыми. Ну, и дальше это уже как камнепад – если плохо, то хочется, чтобы всем вокруг было еще хуже, и вот этот яд горечи и желчи уже начинает отравлять все вокруг. Горько это!

В общем, что хочу сказать… Давайте жить, любить, и строить, а если кому-то хочется разрушать, то пусть это будет на их совести. Давайте прижимать детей к сердцу, давайте держать за руки близких, давайте ценить каждый день, когда мы проснулись и живы, давайте каждым своим счастливым вздохом по чайной ложке добавлять мед в эту бочку дегтя. Давайте просто жить, потому что это все, что требуется от нас, пришедших в этот мир. Давайте не вредить!

И если нас, просто живущих, соберется достаточно много, может быть, мир, наконец, впервые за всю историю человечества, станет по-настоящему прекрасным. Верю ли я, что это возможно? Едва ли… Но, несмотря на это, буду творить и множить свои счастливые мгновенья изо всех сил, пока дышу. И буду замечать радуги и розы, и буду писать о них. Потому что пока есть хоть один лучик света, это еще не тьма, и чем таких лучиков больше, тем светлее становится вокруг.

Не дайте тьме победить!

upload

˜ ˜ ˜

P.S. Написанное выше касается всего, что сейчас творится в мире. Но факты и правду я знаю только об Израиле. Почти два года назад я написала пост, в котором дала ссылки с разьяснениями того, что творится в Израиле. С тех пор мало что изменилось, поэтому если кто-то не знает и хочет знать, то приглашаю почитать, возможно, это хоть как-то скомпенсирует однобокость, предвзятость и откровенную ложь современных международных СМИ.

Кризис осознанности

Author:

Позавчера был один из тех дней… Либи решила, что ей все-таки нужна адаптация (хотя не исключаю, что ей просто нездоровилось), и с воем проходила за мной хвостиком на протяжении всего дня. На каждый отказ она отвечала громкими рыданиями, просилась на ручки в самые неподходящие моменты, и в общем и целом вела себя непохожим на ее добродушную и разумную натуру образом. Сын в какой-то момент заявил, что мы никогда (да, с ударением на никогда) не делаем ничего интересного, и вообще у меня на него совсем нет времени (это не считая уроков, семейных походов в бассейн, научных опытов под открытым небом, совместного рукоделья, чтения вслух, и… список этот можно продолжать еще долго). Младшенькая, если бы говорила, наверно, тоже нашла бы в чем меня уперкнуть, но пока что она, за что ей огромное спасибо, просто миролюбиво таращила глаза и хриплым покрикиванием командовала строиться на очередное кормление. В завершение дня, я разбила свою любимую керамическую солонку, чуть не спалила хлеб, и триумфально забыла мокрое белье в стиральной машине, где оно запрело и завонялось.

Так что вчера, поняв намек, я надела на младенца одноразовый подгузник (пока машинка заново стирала забытое мной белье), отменила большую часть уроков (хотя у нас их летом и так немного), а те, которые не отменила, перенесла на диван, наплевала на грязную посуду (чистюлей меня не назвать, но кухню я люблю содержать в порядке) и гору чистого белья, и даже на сухую землю в цветочных горшках. Мы валялись в кровати – дремали, читали, и болтали о всякой дурацкой всячине, а вечером я испекла нам ягодный пирог и печенье, и, вместе с сыном, по его инициативе, мы замариновали огурцы.

_MG_5322

Я не раз замечала, как все начинает валиться из рук, стоит только увлечься планами, делами, и насущными проблемами. За потерю осознанности, обычно, приходится платить разбитой посудой, травмами и кричащими детьми, а если находиться в таком состоянии постоянно, то и неприятностями похлеще. Не знаю как у кого, но глубина моей осознанности меняется много раз в течении одного дня, и это, как мне кажется, нормально, но когда я теряю связь с реальностью на более продолжительное время, вот тогда-то и начинаются приключения.

Иногда я развиваю темп, который в семье никому (включая меня) не подходит, подозреваю, что в такие моменты во мне пробуждаются бабушкины гены. Однако, даже при том, что во мне эти гены имеются, я едва ли обладаю половиной ее прыти, и в свои тридцать семь не всегда могу жонглировать делами так же грациозно, как она это делала в девяносто. Когда столько всего нужно успеть, практиковать присутствие нелегко, и неизбежно в сердце закрадывается паника, неуверенность, а порой и тоска.

G4SS1643

Вечером того нелепого дня я села почитать кое-какие учебные материалы (я сейчас удаленно учусь на доулу, о чем расскажу как-нибудь в другой раз), и вдруг ощутила гнетущую тяжесть сомнений. Мне захотелось убежать, спрятаться, отказаться от этой авантюры, и никогда больше ничего не делать и не менять. Понимая, что во мне говорит упадок сил, моральное истощение, и, легко поправимый ударной дозой шоколада (которого дома не оказалось), низкий уровень сахара в крови, я отложила книги и, все еще оплакивая разбитую солонку, решила пойти спать.

Вчерашняя терапия полным “присутствием” сделала свое дело, и мне снова стало хорошо. А сегодня, возвращаясь с детской площадки, я попала под слепой дождь. Детская радость охватила меня, и, конечно, вера в лучшее, но настоящей наградой, а может и знаком, стала радуга через все небо, такая, какой ее рисуют в детских книжках. Если честно, то такую радугу я не видела ни разу за всю свою жизнь! Яркая, четкая, огромная – ровной идеальной дугой (на фото видна только ее половина) она взмывала ввысь, и пряталась за горизонтом, гордо щеголяя всеми своими цветами. Вот так зрелище!

upload

Ну, а мне это послужило напоминанием, что в каждом самом занятом дне есть место радугам и розам, и если мы перестаем их замечать, пришло время остановиться и по-детски улыбнуться, и мир обязательно улыбнется нам.

Детство под микроскопом

Author:

Лето подходит к концу, а с ним и летние каникулы, хороший повод поразмышлять. Да и фотографии Alain Laboile не идут у меня из головы, что-то разбередили они мне душу, и с тех пор я думала и вспоминала…

На фоне длинных списков с “обязательными” компонентами счастливого детства из Pinterest − веселые, голые, грязные дети, плещущиеся в воде, читающие книги под кустом спелой смородины и даже, о ужас, просто не делающие ничего, теперь почему-то воспринимаются скорее как ностальгическая мечта, как фантазия, как символ, и в их реальность верится с трудом. Однако мое детство (и, исходя из общей темературы по интернету, я не одна такая) проходило в очень похожих условиях (ну, исключая тот факт, что я была единственным ребенком), и мне бывает обидно до слез, что в наши дни такая свобода считается заброшенностью. Детям все чаще отказывается в праве бесцельно следовать за своим любопытством, а заодно и в бесчисленных шансах на невероятные случайные открытия. Особенно очевидно это становится летом, когда у детей каникулы, а у родителей отпуска. От страха, что ребенок может соскучиться или, еще хуже, “потерять время,” все должно быть оптимизированно, структурированно и продуманно до предела, и лето больше не принадлежит детям, его узупировали активные и талантливые мамы и папы.

19

Задумавшись обо всем этом, я начала вспоминать свое собственное детство…

Летние каникулы я, обычно, проводила в городе Новороссийске (в небольших “двушках”, у бабушки или у тети) или на нашей даче (неказистой и небольшой), и самые яркие воспоминания, оставшиеся у меня с тех времен, это полная безмятежность взрослых (с точки зрения того, чем я занимаюсь или не занимаюсь), и мой покой от того, что занималась я в общем-то чем хотела. У тети это были бесконечные стопки книг, которые я глотала одну за другой, какие только попадались под руку, куклы, которых я шила из обрезков ткани, походы с двоюродным братом и его друзьями, ленивые пикники на море с ним же, сбор грибов и трав с бабушкой.

17

На даче опыт был другим, но чувство свободы похожим… Мне до сих пор четко помнятся кишащие лягушками лагуны в песчанном дне отошедшей на зиму реки. Каждый раз, когда мы приезжали на дачу, я приходила к этим лагунам с ведерком, зачерпывала воду, вместе с ее зелеными обитателями, и начинала игру. Иногда я устраивала конкурсы на самого маленького лягушонка, иногда на самого зеленого, иногда я притворялась, что один из них принц, и мне только надо сделать правильный выбор. Я не знаю точно, сколько времени я проводила у этих лагун, но точно помню, что успевала проголодаться от похода к походу, и солнце частенько начинало клониться к горизонту, когда я возвращалась в наш дачный домик.

3

15

В древесных зарослях и кустах там можно было встретить ужа, а иногда гадюку − уж приветливо сигналил желтыми ушками, а гадюка была равномерно серого цвета, с тонкой нарезкой, как бы в клеточку, как титановая шариковая ручка. Наблюдала я за всей этой живностью сама или с подругой, иногда мы звали взрослого, когда у нас были сомнения в безопасности того или иного столкновения с окружающей средой. Но я помню совершенно точно, что ничья мама не являлась ниоткуда с подобающим занятием, увиденным на Pinterest, чтобы придать смысл и важность увиденному, а заодно прочитать лекцию о биологии и загрязнении рек. Чаще всего никто даже и не знал об этих встречах.

Мне не надо было показывать, что из цветов можно делать куколок, из веток шалаши, из камней статуи, что на древесной коре можно писать секретные послания, а упавшие перья птиц использовать для игры в индейцев. Но не потому, что я была такая творческая, а потому что у меня была возможность − в скуке и в бесцельных шатаниях − выяснить это самой.

24

18

Несколько раз я падала с обрывистого берега прямо в воду, обдирала локти и коленки, возвращаясь домой в синяках и со сломанными ногтями. Капитаны баржей казались лучшими друзьями, и каждый раз, когда раздавался громогласный гудок, в ответ на мое приветствие с берега, мне казалось, что сейчас баржа свернет со своего маршрута, пришвартуется к берегу, и с нее сойдет голубоглазый чубатый красавец, который тут же падет ниц и признается мне в любви.

Весной, когда воды реки были особенно бурными и высокими, к берегу частенько прибивало трупы диких животных, а однажды с подружкой мы, к вящему своему ужасу, нашли самого настоящего утопленника, до сих пор помню его разбухшую спину и рубашку в красную клеточку (зовите это шоком или бездушностью, но про этого утопленника мне не приснилось ни одного кошмара).

16

14

1991

Я плавала и играла в мяч (не в команде, а потому что это было весело), лепила из речной глины, которую доставала со дна реки, забивала гвозди (просто так), красила доски (потому что у дома стояла беспризорная открытая банка масляной краски), часами зависала над бездонной ржавой бочкой с дождевой водой, потому что там жил (я это знаю точно!) водяной. Я читала книги сидя на самой тонкой и самой высокой ветке нашего орехового дерева, я ела черешню без рук. Я знала тысячу и одну тропу, вокруг дач, к пристани, на дамбу и обратно, знала где вода глубокая, а где нет, знала как выглядит водоворот и что делать, если я в него попаду, знала как ощущается зыбучий песок, сколько позволительно с ним забавляться, и когда надо кричать “караул!” А главное, в большую часть этих приключений я отправлялась совершенно одна. Не потому что мной не хотели заниматься, и не потому что все были заняты (хоть это и правда), а просто потому, что мы обладали тем, в чем почти начисто отказано современным детям. Свободой.

Свобода, о которой я говорю, не физическая. Я имею ввиду свободу от необходимости находится 24 часа в сутки под родительским микроскопом − развлекаемымим, развиваемыми, осчастливленными. Ведь свобода это не самодельные воздушные змеи, это не занимательная физика под открытым небом, это не тщательно спланированные лесные игры в Робина Гуда. Свобода это даже не возможность находится в постоянной и непосредственной близости к природе. Свобода это когда мы позволяем детям быть. Быть детьми. Быть собой. Быть хозяевами своего времени. Быть хозяевами своих идей.

Мы можем достать миллион самых интересных проектов с Pinterest и предложить их ребенку, но в результате все, чего мы от него добьемся, это ожидания нескончаемого потока развлечений в будущем. Мы можем составить безупречно сбалансированный график занятий, но при этом получим человека, который будет совершенно не в состоянии что-то решить за себя сам, позволяя другим выбирать развлечения и следуя за их идеями.

В жизни есть столько вещей, которые могут быть выучены только в условиях свободы, и которые просто невозможно узнать и осмыслить во время организованного занятия (каким бы веселым и игровым оно ни было). Часто эти вещи не относятся ни к естествознанию, ни к науке, ни к географии, часто это вещи, которые мы узнаем о нас самих.

11

21

20

10

Уточню еще раз, я не говорю о заброшенности! Когда я с родителями отправлялась в путешествие на лодке, когда мы вместе шли в поход по намеченным мною тропкам, когда тетя учила меня слушать и понимать оперу, когда бабушка показывала мне свои кулинарные секреты, когда папа брал меня половить рыбу, а мама помогала построить хижину из бурелома, я воспринимала это как подарок, как эскимо в жаркий день, как благословенное разнообразие, но не как святую обязанность родителей. И это никогда не происходило вместо моих личных занятий, на которые у меня всегда в достатке оставлось нераспланированное взрослыми время. Мне никто ни разу не сказал бросить одну из миллиона моих “бессмысленных” затей, просто потому, что отпускной маме, с какого-то перепугу, приспичило построить со мной модель ветряной мельницы. Родители были не для развлечения, они были для того, чтобы давать оплот безопасности и деликатное менторство (за что им огромное человеческое СПАСИБО), на фоне общей свободы ребенка, и это тот идеал, к которому я стремлюсь сейчас.

Но как же это бывает тяжело…

В обществе обожествления ребенка, по-канону, каждая минута детства должна быть заполнена до краев − вещами, впечатлениями, знаниями, развлечениями, ведь нами движет забота, беспокойство и самые лучшие побуждения. Но, на любовь и здоровую долю внимания наслоилось столько шелухи, что от детства остался только ворох оберточной бумаги. Я тоже грешу этим, когда хочу дать “еще одну страничку” с заданием, потому что сын закончил раньше, чем я планировала, но во имя часов, проведенных у лягушачьих лагун, я стыдливо хватаю сама себя за руку, как воришку, и говорю сыну: “Ты свободен!” И это именно то, что я имею ввиду.

Во имя лета, во имя жары, во имя ледяного лимонада до головной боли и мороженного до резей в желудке, во имя стопок книг и музыки в ушах, во имя горячего песка и бесцельного лежания в гамаке, во имя безделья и благословенной скуки, во имя щек в арбузе и глины под ногтями, во имя умения жить, во имя умения радоваться давайте подарим детям свободу от наших взрослых ожиданий. Тогда, может, и у нас останется больше сил на то, чтобы просто любить.

Ну, и на хорошую книгу впридачу.

P. S. Я понимаю, что не у всех было такое же радужное детство, а та свобода, о которой я говорю, имела и темные стороны тоже. Однако, на то мы и люди-человеки думающие, чтобы мыслить и анализировать, брать хорошее и отказываться от плохого. А текст этот, скорей, напоминание о том, что ребенок не является сосудом, в который надо сложить все, что нам якобы “не додали,” в попытке сделать каждую минуту его детства “стоящей.”

Школьная пятиминутка :: История, химия, научная этика

Author:

Читая про Финикийцев Ади заинтересовался производством соли. Оказывается, начало их солевой индустрии было положено, когда первые поселенцы на острове Ибица обнаружили натуральные соляные болотца. В них собиралась морская вода, а затем, под влиянием солнца, она испарялась. Оставшуюся на камнях соль, Финикийцы собирали и продавали, благодаря чему вскоре стали нацией торговцев и богатеев (хотя тому были и другие причины).

Для чистоты эксперимента мы взяли три емкости − в одной была простая вода, в другой раствор соли, в третьей раствор сахара. Ади высказал гипотезу, что простая вода испариться быстрее соленой и сахарной, и оказался прав. Объяснение почему так, я нашла, но вникать в него не стала (если кто-то может объяснить это кратко и изящно, буду премного благодарна).

_MG_1641

Соль мы, конечно, “добыли”… Однако, кроме этого, в ходе эксперимента в сахар к нам наползло много муравьев, из чего мы сделали один интересный, и один грустный вывод. Экспериментируя с целью доказать конкретный “научный” факт, мы случайно “доказали” еще и другой − муравьи любят сладкое. А вот то, что они погибли, называется в науке безразличным словосочетанием “побочный ущерб.” Муравьишек было жаль, а нам они лишний раз напомнили, что любые научные изыскания так или иначе влияют на природу, поэтому наука это, конечно, хорошо, но не всегда чистое научное любопытсво оправдывает всю ту меру вмешательства в окружающую среду, которого она порой требует. В любом случае, в поисках ответов важно всегда думать на десять шагов вперед, но, к сожалению, более чем часто, любопытство побеждает, уж такая особенность научного мышления.

Воскресное чтение

Author:

В этот раз линков немного, но все-таки делюсь.

Nine meals from anarchy (английский) − В продолжение разговора о хлебе и умениях, как раз на прошлой неделе, совершенно случайно, мне попалась статья (старая, но от этого не менее актуальная) о нашей тяжелой зависимости от регулярности поставок в супермаркеты и продуктовые магазины. Если что-то хоть немного нарушается в этой отлаженной системе, то считается, что от полного хаоса развитое человечество отделяет всего лишь девять трапез. Много интересных фактов! Хочется надеяться, что не все так плохо, но есть о чем подумать.

Про счастье и доверие (русский) − Опять Марьяна, опять о состоянии счастья и опять все очень близко и понятно.

IMG_1363

IMG_1360

Дэвид Лэтимер, который сотворил мир (русский) − Рассказ о дедушке (Саша, спасибо, что поделился), который уже 40 лет выращивает растение в закупоренной бутыли. Да, поливать его не надо! А все потому что в бутыли создалась экосистема, при которой растение поливает и удобряет само себя. Мы обязательно сделаем такой опыт этим летом! (То же самое на аглийском.)

Ну, и еще опыты… с муровьями! Не уверенна в научной этичности этих опытов, но выглядит потрясающе красиво, поэтому сохраняю на память и для тех, кто все-таки решится это сделать.

Ведь на дворе уже почти лето, а летом хочется хулиганить!

Хлебный манифест

Author:

(Обещала? Значит надо выполнять!)

Говорят, что дом не станет домом, пока в нем не родится ребенок. Для меня, дом не дом, пока в нем не испечен хлеб. Первая буханка это всегда так трогательно и так многозначительно, и этот раз не был исключением. Хлеб удался на славу, и даже подгорелая корочка (с новой духовкой еще предстоит подружиться) не мешала нам наслаждаться его теплой плотью.

Когда меня спрашивают, почему мне так важно печь хлеб, чаще всего я отшучиваюсь, говоря − “А почему бы и нет?” Но правда в том, что выпечка хлеба для меня является символом и манифестацией не только моего женского начала, но и очень многих самых глубоких политических и идеологических убеждений.

Прошло чуть больше года с тех пор, как я поставила перед собой цель научиться печь хлеб на закваске. И оглядываясь назад, я понимаю, что один только этот длинный путь может служить доказательством того, как это важно − искать и находить утерянные, но жизненноважные знания и умения. Для кого-то (как для меня) таким знанием является выращивание хлебной культуры, для кого-то гербализм, еще для кого-то сельское хозяйство. Каждое из этих умений, шажок за шажком, приближает нас к самодостаточности (в хорошем смысле этого слова), к осознанию силы в наших руках, к независимости.

G4SS0235

Привычка полагаться на систему и на то, что у нее есть ответы на все наши вопросы и проблемы, делает нас в некотором роде беспомощными, а так же лишает способности нести ответственность за себя, свою жизнь, здоровье, поступки. Это верно, что не во всех областях жизни мы можем сразу и с легкостью взять власть в свои руки, но при этом, утверждать, что, например, уметь выращивать овощи необязательно − это все равно, что сказать, что из-за того, что теперь у нас есть консервы, нам не нужно уметь готовить. А из-за того, что есть липучки, совсем не обязательно знать, как завязывать узелки или пришивать пуговицы.

Знания имеют свойство вымирать за “ненадобностью,” а ненадобность эта обуславливается нашим индустриальным высоко-технологичным обществом, и если хоть какая-то часть этого уравнения будет нарушена (и я даже не говорю о “конце света,” видение которого у каждого из нас сугубо личное), многие знания нам очень даже могут пригодиться. А кто научит нас, если будет поздно?

_MG_0605

Мы живем в мире, в котором львиная доля покупаемых нами товаров производится далеко от места нашего обитания, и приобретаем мы их в законченном виде, готовыми к использованию. Для того, чтобы иметь возможность покупать эти вещи, мы работаем − как правило, за пределами нашего дома − и зарабатываем деньги, которые позже тратим на эти товары. Почти все, что мы используем в быту и повседневной жизни, не было произведено нами, а условия нашей жизни таковы, что даже если бы мы умели создать ту иную вещь, физически это чаще всего невозможно. В большинстве случаев мы безнадежно оторваны от реалий, стоящих за рождением еды и вещей, потому что, чтобы заглянуть за завесу тайны их создания, нам надо прорваться сквозь бесконечный ряд сборочных линий массового производства, а потом распутать сложные сети распространения продукции, ведь и то, и другое является неотъемлимой составляющей современного, промышленного общества.

G4SS0227

Когда знание уходит, оно уходит безвозратно, потому что никакие письмена, никакие догадки, никакая расшифровка артефактов не могут вернуть нам сотен лет опыта рук, до этого аккуратно передаваемого из поколения в поколение. Мы слабое звено, и − слишком полагаясь на летописи, на хоббистов, на правительство (ведь всегда есть на кого положиться?) − мы рискуем превратиться в беспомощных птенцов, жадно раскрывающих рты в ожидании нового червячка. А может как раз этого от нас и ждут? Экономика, которая базируется исключительно на потреблении, не может выжить без ее верной армии потребляющих единиц.

Исскусство хлеба это все еще не умирающее искусство, но изучая книги, гуляя по интернету, жадно рассматривая картинки, я явственно ощущала то, как отчаянно мне не хватало человека, который бы мог показать, рассказать, улыбнуться, похлопать по плечу, а мне при этом не пришлось бы догадываться, как именно должны выглядеть эти пресловутые пузырьки в зрелой закваске. Ни один компьютер, ни одна база данных, ни одна книга, наконец, не расскажут нам, как быстро двигались руки традиционного пекаря, насколько сильно его умелые пальцы давили податливую плоть, как пахло хорошо вымешенное тесто, и каким звуком встречал его идеально пропеченный хлеб.

_MG_0989

Поэтому, для меня ответ на вопрос − так ли нужно уметь печь/обходиться без химикатов/выращивать овощи/лечиться травами? − это громогласное “да!” Так же, как жевать, дышать, обрабатывать раны, и знать какая сторона у ножа острая, ну и еще читать, считать, писать − без этих знаний наша цивилизация снова погрузилась бы в тьму, мы все это знаем! Но признавая важность одних знаний, почему же мы так легко отпускаем другие, не менее важные для существования этой цивилизации? Ведь речь идет о питании, о здоровье, о крове над головой, о тепле на плечах! А сколько умений безвозратно канули в безвременье, и их уже не восстановить? Страшно представить!

Реалист во мне понимает, что каждому из нас невозможно и не нужно становиться одновременно хорошим пекарем, травником, ткачом и фермером. Но знать хоть чуть-чуть о каждом из этих умений, интересоваться ими, пытаться научить им детей, неужели это лишнее? Не каждый может стать знаменитым шеф-поваром, но каждый может сварить куриный суп, не каждый из нас великий писатель, но каждый из нас может написать письмо. И по аналогии, не каждый может испечь достойную царского пира буханку хлеба, но знать откуда берутся дикие дрожжи, неужели и это не обязательно? Это не прихоть, не блажь, не хобби, не развлечение от нечего делать и от избытка свободного времени, это не мазохизм и не жертвенничество, это желание брать ответственность за себя и свою семью, желание не ждать милостей системы, желание уметь − в чем это возможно − полагаться на себя.

_MG_0593

К счастью, каждый день я вижу признаки тихой революции. В наши ряды медленно, но верно прибывают новые бойцы, каждый из которых по-своему дает отпор навязываемому нам беспомощному существованию. Кто-то выступает за домашнее образование, кто-то за анти-потребительский образ жизни, кто-то посвящает себя изучению трав, кто-то ставит перед собой цель научиться питаться исключительно цельными продуктами, кто-то выращивает робкий помидорный куст на окне, а кто-то высадил и целую грядку. Наши тела не были созданы для того, чтобы стучать по клавишам. Нам нужно тянуться, нагибаться, бежать, карабкаться, и делать все это не в спортивном зале, а в жизни, настоящей, земной, живой.

Именно поэтому я снимаю шляпу перед вами, мамы и папы, которые пробуют, эксперементируют, ошибаются, пробуют снова, радуются победам, спотыкаются, отряхиваются, и снова идут. Вперед. Вместе мы можем сделать многое, а главное, сохранить многовековой опыт человечества − опыт рук, опыт сердца, опыт разума − не дав ему стать еще одной главой в исторических книжках будущего.

P.S. В следующий раз я поделюсь рецептом закваски, который сработал у меня (хотя это и не означает, что он сработает у вас), и немного расскажу о том, что я успела за это время узнать о хлебе на закваске (хотя, не кокетничая, а совершенно искренне, я все еще считаю себя в этом деле полным дилетантом).

(Продолжение тут.)

Круг мудрости :: Быть мамой

Author:

Около двух недель назад я написала пост о женском круге мудрости, который − порой мягко, а порой и пинками − помог мне понять, что выбор это один из самых ценных даров мирозданья. В то же время, на другом побережье, коллега-блоггер, мама двух чудных мальчишек, мастерица-рукодельница, домашняя учительница, выдумщица и сказочница, у себя в дневнике, до боли откровенно поделилась своими мыслями о материнстве − о своем становлении, как мамы, о череде непростых родительских выборов, о взлетах и падениях, о страхах и их преодолении, и, конечно, о безусловной любви. Дневник этой мамы закрытый и очень личный, но мне было жаль, что такие прекрасные мысли останутся лежать под замком, поэтому я попросила (и получила) разрешение опубликовать ее пост (и фото) здесь. Со временем, я робко надеюсь превратить это начинание в небольшую серию гостевых постов о родительстве.

~ ~ ~

Читаем с детьми Астрид Линдгрен The Children of Noisy Village, а на самом деле это “Мы все из Бюллербю”. Там девочка, от имени которой ведётся рассказ, говорит: “Я не знаю, кем стану, когда вырасту, наверно мамой, потому что я люблю малышей. У меня есть шесть кукол, и они мои дети.”

Я подумала, что как это ни странно, а мамой так вот запросто и не станешь, вот я только-только становлюсь мамой (и процесс этот растянут вероятно на всю мою жизнь, хотя формально я уже мама двоих), не искусствоведом, как предполагалось образованием, ни графическим дизайнером, которым я, собственно, работала, ни балериной, как я мечтала в детстве, ни фотографом, как мне однажды показалось, ни Бог знает кем ещё, а мамой. И дело не в том, что у меня маленькие дети и предполагается ещё кто-то, что хочешь-не хочешь, но ты вынужден быть родителем, а просто…. мне вдруг пришло в голову, что эта же единственная “профессия”, которая как-то особенно прописана в моём понимании себя самой и своей задачи в этом мире, и так просто её не охватишь.

IMG_8583

Может я просто чересчур упрямая и не могу успокоиться, понимая, что получается всё на этом поприще у меня довольно медленно и хреново, и уж точно хреновей всех вышеперечисленных родов занятий, с которыми я вплотную так или иначе соприкоснулась.

Да… труднее всего мне быть мамой, а гораздо проще было работать на разных профессиональных и не очень работах. Не то что проще, это тоже был труд, но внешний, к которому, как говорит Мери Попинс, смотря как относиться, можно даже как к игре.

IMG_8549

Так я и проработала тут в магазине полтора года, невольно относясь к этому как к съёмке в кино, в котором у меня своя роль, которую я прекрасно знаю. И какие бы страсти там ни кипели, какие бы отношения и ситуации не разворачивались, это почему-то никогда не могло меня затронуть, и забывалось, как только я переступала порог магазина и отправлялась в сторону дома.

А бытие мамой затрагивает, да так, что ты думаешь, ищешь, гадаешь, советуешься, просишь помощи, в конце концов молишься Богу, потому что понимаешь, что спросить совета или пожаловаться больше некому, настолько это твоё-твоё, что ты не можешь доверить или выставить на суд даже самых близких, не из-за недоверия или отсутсвия оных, а потому, что точно знаешь: это урок − твой, и только ты сама можешь найти выход и ответ для себя.

IMG_8568

Как было бы просто отвлечься на любую другую профессию, учёбу, работу и как сложно думать, что всё это будет, по сути, потеря времени от главного. Надо набраться смелости и оставаться мамой на полную ставку, и это даст гораздо больше настоящей, честно заработанной осмысленности, чем все профессии вместе взятые. Дом, муж и дети останутся навсегда, как часть жизни, и не важно, что дети вырастут и займутся своими жизнями, это же не значит водить детей до старости за ручку, но я почему-то думаю, что останется ещё много-много всего неохваченного, и недодуманного, и недоделанного, того, что будет нуждаться во внимании, работе над ошибками, совершенствовании, подтягивании хвостов, осмыслении, переоценке. Не для того, чтобы стать в конце концов супер-мамой и всякие подобные глупости, а именно для самой себя как человека, как женщины, для полного осознанного проживания своей собственной судьбы, понимании своего места и роли в переплетении судеб близких людей, включая тех, которые произошли от тебя.

IMG_8538

Всё это так сложно, и так много, и так нуждается в душевном присутствии, и так редко ты способен находиться и возвращаться на нужную частоту, чтобы быть способным улавливать какие-то иные трансляции собственных же чувств и мыслей.

Какие-то вещи я делаю в своей жизни, что меняет порой и жизнь моих детей, совершаю эти поступки и думаю, что вот зачем я это делаю, ничего хорошего не вышло или не выходит. А не делать не могу. Потому что всё равно какое-то необъяснимое чутьё мне долбит, что это правильно, просто очень трудно, нужно потратить больше времени, больше мыслей, вложить побольше души и побольше прочувствовать сердцем. А потом это чувство добавляет: но ведь лучше даже плохо делать правильное, чем хорошо делать что-то другое. Правильное это то, что идёт изнутри от себя, порой даже нелогичное, непрактичное и толком необъяснимое, которое в принципе делать труднее, потому что это редко лёгкий и нетернистый путь, а больше трудный, стрёмный и сомнительный.

IMG_8692

Я просто решила сказать и главное самой себе обосновать, что я бы очень хотела не забыть никогда, что мой приоритет в этой конкретной жизни − это становиться, быть и оставаться мамой, то есть женщиной, которая особым образом отвечает за себя, свой дом и за своих, тех, кто в нём живёт. И не отлынивает… И даже не важно, что из этого получится, сколько взлётов и падений, пусть они будут, все − нужные и неизбежные. В общем, наверно, именно для них эта жизнь вообще и была придумана. В каком-то смысле, ведь мы все приходим сюда в качестве полена, а уходим уже Буратинами, и главная задача найти и признать своего “Папу Карло”, который мастерски отсечёт всё лишнее, пусть это будут и не самые приятные ощущения, но нет ничего хуже, чем остаться на выходе всё тем же поленом, находясь в полной уверенности, что ты уже шедевр деревянной скульптуры.

По-моему для женщины нет лучшего “Папы Карло”, чем опыт материнства.

P.S. Если кто-то из вас эту маму узнал, пожалуйста, отнеситесь с уважением к ее пожеланию остаться анонимной.

Административное

Author:
  1. В Пятницу на сайте “Блоги Мам” было опубликовано интервью, которое девочки-организаторы взяли у меня в начале этого года. Вообще-то слово “интервью” в этом случае слишком громкое и официальное, я бы скорей назвала это дружеской беседой, потому что чувствовала себя как в кафешке с подругами, когда отвечала на уютные вопросы девочек. Разоблачений там никаких нет, зато есть рецепт блинчиков из гречневой муки.
  2. Насколько я понимаю, среди моих читателей нет особенно увлеченных поклонников раннего / преждевременного развития (ну такого, с большой буквы), поэтому убеждать в его нецелесообразности тут некого, да и не является это моей целью. Но все же хочу поделиться с вами научной стороной того, к чему меня, например, привела интуиция. Вот тут есть очень интересный текст на эту тему. Не все полностью научно обосновано (конкретно в этой цитате), но есть о чем подумать.
  3. Вот тут, тут, тут, тут, тут и тут, есть конспект/перевод лекции Гордона Ньюфелда о том “Как растить детей в век цифровых технологий.” Тут есть лекция в оригинале, на английском языке. Опять же, большинство из вас убеждать в этих вещах не надо, но лишнее напоминание не навредит, кроме того, там есть много хороших доводов для тех моментов в нашей жизни, когда надо кому-то доказать, что ты не изверг и не самодур. Ну, и опять же, есть о чем подумать.

IG1I0169

P.S. Фото к посту отношения не имеет, добавила цвета ради.

Уроки маленького домика

Author:

Сынуле перед сном сейчас запоем читаем “Маленький домик в больших лесах” (“Little House in the Big Woods”), а он слушает, как зачарованный. И хоть жизнь там описывается странная, такая далекая и непонятная нам, живущим на всем готовом в удобных домах или уютных квартирках, есть в этих описаниях какая-то особенная магия, утерянная человеком на пути к физическому комфорту.

G4SQ9346

Магия эта проявляется в ярко выраженной ритмичности жизни, взаимосвязанности ее составляющих, простоте и принятии вещей такими какими они являются, а так же какой-то наивной безмятежности в преодолении множества далеко не простых повседневных задач. Развлечения и радости маленьких героинь книги поражают своей незамысловатостью, а постоянство и рвение (ну, почти всегда − дети есть дети), с которым они выполняют свои многие домашние обязанности вызывают удивление и восхищение.

Однако то, что больше всего с первых страниц книги бросается в глаза − это близость, которую разделяет семья, и, сравнивая с современной домашней динамикой, общая направленность отношений “внутрь,” а не “наружу.” Все происходящее замкнуто по кругу вблизи дома и огня. Дом рассматривается, как крепость − оплот покоя и безопасности. Постоянно упоминается наличие заряженного ружья, толстой двери на засове и огня. Огонь это защита от диких животных, еда и семейное времяпровождение. У печки отец, посадив девочек к себе на колени, рассказывает им истории из жизни. У печки он играет на скрипке, пока дочки танцуют и поют. У печки мать штопает одежду и гладит, там же она укачивает самую младшую дочку.

G4SQ9355

Динамика современной жизни такова, что ныне мы редко ищем удовлетворения духовных нужд в себе и своей непосредственной среде обитания. Постоянный поиск новых впечатлений и переживаний гонит нас все дальше и дальше от родных стен. Работа, развлечения, еда, покупки все это требует, так называемых, “выходов в свет,” и нам все сложней остановиться, оглядеться и подумать. Как случилось так, что счастье наше где угодно, но не здесь? Почему, когда не нужно никуда бежать, и мы оказываемся наедине с собой, близкими, домом мы чувствуем дискомфорт и смущение? Откуда это чувство, что вот там жизнь, а дома мы только для того, чтобы поспать и отдышаться?

Возвращаясь к книге скажу, что тосковать по такому непростому (и, порой, опасному) прошлому последнее дело. Я уверенна, что герои этой истории отдали бы многое, чтобы пожить в нашем мире (правда, как скоро бы они запросились назад, я не знаю), но все же из этого нехитрого повествования можно вынести многие важные уроки, равно как для нас, так и для детей.

Уверенность в себе и покой излучаемые жителями домика (большими и маленькими), как мне кажется, идет от глубоко осознания того, что в их жизни они могут уповать только на себя и на Вс-вышнего. Основные нужды, такие как кров, тепло, еда в их и только их руках, а если Вс-вышнему будет угодно наслать на них недуг или дикого зверя, так тому и быть. Живя в городах и полностью уповая на пищевые поставки, чистую воду через водопровод, и газ для отопления и готовки, мы, современные граждане, как это ни иронично, имеем меньше власти над собственной жизнью, чем имели они, эти лесные первопроходцы. Как испечь хлеб без дрожжей, как вылечить герпес на губе без стероидов, как сделать сыр без покупной культуры? − все это утерянные знания, которые делают нас слабыми, уязвимыми, беспомощными, изнеженными и, как результат, неуверенными, живущими в глубоком стрессе (хоть и не всегда осознанном), существами.

Я не предлагаю отказаться от благ и вернуться в каменный век, но считаю, что научившись многим из этих утраченных искусств, мы бы почувствовали себя свободней, и, вновь став хозяевами своей жизни, восстановили бы собственный душевный баланс.

Другой, не менее важный урок, на который указывает книга, это простая и незамысловатая природа счастья. Когда все вокруг взрывается феерверками и манит обещаниями лучшего и большего, так легко сбиться с пути и, бросив все, отправиться на поиски миража. Но, секрет в том, что прежде чем искать счастье где-то еще, иногда надо всего лишь хорошенько присмотреться и увидеть его у себя перед самым носом.

~ ~ ~

Чтобы лучше проникнуться атмосферой книги, по ее мотивам я задумала несколько занятий с Ади.

Сначала мы сделали, совершенно вручную, сливочное масло. Вообще, это оказался такой несложный, но захватывающий процесс, что я бы так его все время и делала бы (надо только посчитать, есть ли в этом смысл с точки зрения цены), можно ведь его и в миксере сбить! Но эксперимента ради мы все-таки решили сделать это старинным способом, и поэтому налили в банку сливок, положили туда несколько стеклянных бусин и долго трясли, пока не получили масло − вкусное, свежее, волшебное! Масло это мы тут же сжевали, торжественно намазав его на хлеб.

upload

Потом из хрустящих палочек мы сделали и сам хуторок, каким − в нашем представлении − он мог бы быть. Для стенок домика я использовала картонку из-под сливок, палочки наклеила силиконовым клеем; Ади этого клея боится (он горячий), поэтому помогал тем, что подавал палочки и развлекал меня своим бесконечным щебетанием. Честно говоря, постройка домика оказалось таким увлекательным занятием, что я продолжила клеить детали уже после того, как Ади пошел спать. Колодец, забор и поленница сделаны по моей собственной инициативе. Домик хорошо вписывается в формат зимних праздников, поэтому я решила укутать его − как снегом − белой шерстью, и все вместе это выглядит точно как иллюстрация из книги.

_MG_0001

_MG_0002

_MG_0007

Занятий для углубленного изучения материала про первопроходцев есть еще великое множество. Например, можно сделать простую тряпичную куклу или куколку из сухих кукрузных листьев. Можно устроить вечер без электричества (это в планах в ночь зимнего солнцестояния). Можно попробовать сделать кленовый сахар… Но мы не спешим, мы только-только подбираемся к концу первой книги и хотим насладиться каждой страницей, каждой минутой с любимыми героями. Придет время, и мы сможем дотронуться до каждого аспекта их жизни, таким образом попробав понять откуда они черпали силу, и как продолжали шагать вперед, несмотря ни на какие трудности.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

Обо мне

Мама, жена, доула, художница, автор этого блога и одноименного профиля в инстаграм. Живу с семьёй в Торонто, обучаю детей на дому. В этом блоге наша жизнь, дети, хоумскульные будни, травки и цветы, прогулки, рукоделие, немного домашней еды, и мысли вслух. Читать подробнее...

Самое интересное

О том, как мы учимся всей семьей. Здесь всегда весело и интересно!
Здесь про то, что дети творят сами или со мной за компанию.
Здесь про наши рукодельные вещи - вязание, шитье, самодельные игрушки.
Здесь про наши приключения, прогулки и поездки - иногда близко, иногда далеко.
Здесь наше ежедневье, домашнее житье-бытье, простые радости.
Здесь про вкусную и, обычно, полезную домашнюю еду.
Здесь про вдохи и выдохи природы, и о том, как приятно шагать по сезонам.
Здесь мысли вслух и размышлизмы - о детях, о жизни, о мире.
Здесь мы знакомимся со старинными домашними искусствами и секретами.
Здесь растут травы, жужжат пчелы, и дети поют колыбельные цветам.

другие рубрики

Инстаграм

Подписаться

Здесь можно оформить подписку по электронной почте, или с помощью кнопок ниже подписаться на ленту обновлений через ваш любимый RSS ридер.

Follow

Subscribe

Архивы

избранное

  • Мимолетности

    В конце весны мне всегда хочется подставить ножку этому вертящемуся миру, чтобы хоть как-то задержать его вот в этой самой точке, абсолютно совершенной в ее искрящейся обнаженности и терпкой правдоподобности. Я просто хочу сидеть здесь, не шевелясь, долго-долго, как каменный идол, и вдыхать пух, а выдыхать прах, и жить здесь в вечности, как вода, как more »

  • Переполненность

    Похоже, что весна здесь или очень близко… Я снова засыпаю с грязью под ногтями и волосами запутанными ветром. Я читаю девочкам книги по “стописят” раз, и жадно вдыхаю сладкий аромат их теплых макушек, потому что понимаю, что весна это еще и новый виток вокруг солнца для них. Весна это мое время смятения, надежды и отторжения. more »

  • Зеленые пальчики

    Часто встречаю в сети мнение, что имеет смысл хоумскулить детей, только если семья ведет какой-то особенно интересный образ жизни – например, путешествует или фермерствует. А потом начинается про то, как нет времени, денег, места, и вообще все грустно. Я, в этом контексте, очень люблю изречение Рузвельта о том, что нужно делать, “что можешь, с тем, more »

  • Множим свет

    У нас этот год как-то сам собой крутится вокруг канадских первопроходцев. Сначала мы внепланово попали в тематический музей, потом книжка нашлась интересная про школу тех времен, и учебник у меня уже давно об этом припасен. В общем, всё – как я люблю, не случайные случайности. Ну, и в комплекте, как водится, мы то масло взбиваем, more »

  • Что остается от сказки потом?..

    Декабрьская праздничная метушня осталась позади, а впереди замаячили месяцы полные метелей и ментальной спячки. Как медлительный тяжелый пароход я выплываю из шоколадных морей, из рождественского кино (“Один дома” пошел на ура!), из попкорна с корицей, из джаза, из сказок про троллей, из ледяных светильников, из настольных игр, из длинных ночей, из поздних пробуждений, из “Щелкунчика,” more »

  • Шепоты леса

    Когда погода позволяет, мы продолжаем гулять, как одержимые. В гостях у леса сознание всегда очищается, особенно, когда удается молча пошуршать листьями, поглядывая издалека на детей. Старые тропинки делятся своими секретами, а разум, вдали от телефонов и компьютеров, освобождается от их сетей и летит. Я стараюсь донести домой эту чистоту разума, но что-то всегда расплескивается по more »

  • Детство под микроскопом

    Лето подходит к концу, а с ним и летние каникулы, хороший повод поразмышлять. Да и фотографии Alain Laboile не идут у меня из головы, что-то разбередили они мне душу, и с тех пор я думала и вспоминала… На фоне длинных списков с “обязательными” компонентами счастливого детства из Pinterest − веселые, голые, грязные дети, плещущиеся в more »

  • Хлебный манифест

    (Обещала? Значит надо выполнять!) Говорят, что дом не станет домом, пока в нем не родится ребенок. Для меня, дом не дом, пока в нем не испечен хлеб. Первая буханка это всегда так трогательно и так многозначительно, и этот раз не был исключением. Хлеб удался на славу, и даже подгорелая корочка (с новой духовкой еще предстоит more »

  • Искусство повседневности

    После рождения дочки мне пришлось во многом пересмотреть свое отношение к рукоделию и творчеству, и заново ответить для себя на такие вопросы как: почему я творю? для кого творю? что мне важно в этом процессе? Проекты, вполне предсказуемо, стали занимать намного больше времени, и, неизбежно, мне пришлось учиться больше радоваться процессу, чем результату, ведь ко more »

Мои статьи

Моя бабушка знала и любила травы. Для нее и остальных членов ее очень большой семьи, дары леса − ягоды, грибы и различные лечебные растения − были обещанием зимовки без потерь. Продолжение...

Дружить

 
Scroll Up