Дочкин праздник и хладнокровные гости

Ну что, продолжу про празднование дочкиного дня рождения. Как я уже упоминала, ничего организовывать в этом году мне не особо хотелось. К тому же, еще с осени мне не давала покоя одна идея, и вот она-то и легла на благодатную почву моего желания облегчить себе жизнь. А все дело в том, что начале учебного года в библиотеке мы попали на шоу, которое организовал местный зоопарк/центр спасения рептилий. Было очень интересно слушать парня инструктора, а вот необходимость рассматривать живность издалека печалила. Дочка была очарована. Любовь к животным ее не отпускает, поэтому каждое такое пересечение для нее почти судьбоносно. Мне очень захотелось подарить ей этот же опыт, но в более спокойной обстановке – дома, неспеша, в максимально комфортных условиях для нее, гостей, и животных.

DSC06444

Continue reading Дочкин праздник и хладнокровные гости

Восемь раз вокруг солнца

А мы перезимовали! И с весной, как всегда, в наш дом ворвались праздники – сначала один, и скоро еще один. И пока день этого второго праздника не настал, хочу рассказать про первый. Даже не рассказать, а сама для себя задокументировать, а если уж кто-то еще прочитает, то мне пряник или медалька.

DSC06181

Continue reading Восемь раз вокруг солнца

Вечеринка

Отдохнув немного от утренних спортивных развлечений, мы с именинницей пошли готовиться к шумной части праздника.

Очень хотелось праздновать на улице, во-первых, из интереса шкурного – убирать меньше, а во-вторых, потому что наши бледные тела так измучиваются за зиму, что голод по солнцу ощущается почти на уровне физической боли. Ну, и зря что ли у нас хоть один малыш родился в более-менее теплое время? Надо же как-то этим воспользоваться! Но не тут-то было. С утра нас баловала прекраснаая погода, а во второй половине дня зарядил дождь, но не ранее, чем мы успели украсить двор.

DSC06755

Continue reading Вечеринка

Утренник

День рождения младшенькой в этом году выпал на воскресенье, поэтому праздновали семьей и с друзьями в один день. Если честно, то я бы эти два события с удовольствием разделила, но она так ждала этого дня, что мы, несмотря на сомнения, так на это и не решились.

С утра ее, как всегда, ждали подарки от всех нас, новая корона, шарики, поздравительные флажки, и веселый семейный завтрак, меню которого, по традиции, выбирает именинник.

DSC06672

Continue reading Утренник

Майское дерево на свой лад

В общем, спасайся, кто может. Буду долго и нудно (надеюсь, что не очень нудно) рассказывать про день рождения младшенькой. В планах у меня растянуть это дело еще на два поста, а что из этого выйдет, будет видно, ибо времени на блог у меня по-прежнему очень мало, ну, или уж точно гораздо меньше желания продолжать наполнять эту копилочку воспоминаний.

Праздновать мы начали вечером. Не то что так уж праздновать, но подготовка шла такая активная, что казалось, что уже празднуем.

DSC06592

Continue reading Майское дерево на свой лад

Праздник на всю голову

У нас идет полным ходом подготовка ко дню рождения нашей самой младшей птички. Хорошо, когда у помощников шесть рук, да еще полезных таких рук, рабочих, а не одно название, как бывает, когда малыши помогают. Но без этого этапа никак – сначала работаешь в два раза больше, чтобы потом работать в три раза меньше. Распределила обязанности, сама себе дело нашла, и вчетвером мы сами не заметили, как все закончили.

DSC05951

Continue reading Праздник на всю голову

Ее праздник

На мой субъективный взгляд, это был лучший праздник из всех, что мы делали. Девять детей, семь взрослых – никто не хотел уходить. К концу традиционных двух часов, которые здесь негласно предписаны этикетом для такого рода мероприятий, все только начиналось, и ни о каком “уходить” даже и речи не было.

DSC05350

Continue reading Ее праздник

Мимолетности

В конце весны мне всегда хочется подставить ножку этому вертящемуся миру, чтобы хоть как-то задержать его вот в этой самой точке, абсолютно совершенной в ее искрящейся обнаженности и терпкой правдоподобности. Я просто хочу сидеть здесь, не шевелясь, долго-долго, как каменный идол, и вдыхать пух, а выдыхать прах, и жить здесь в вечности, как вода, как разбиваюшиеся о мокрые камни лучи нашего древнего солнца, как птичья песня, чьи децибелы рвут ушные перепонки. Я слишком хорошо знаю, как быстро осыпаются одуванчики, и как скоро растут дети, и через сито этого знания пропускаю скорбь по тому, что еще не прошло, но пройдет обязательно, и позволяю себе тихоничко вздыхать и мудро улыбаться, и рвать то, что скрывается под покровами груди на части, потому что десять тысяч Будд не научат меня не вопрошать о том, где буду я, когда всего этого не будет, или будет, но уже не с нами. Я вытягиваю тяжелые ноги, я тону в земле, я вдыхаю запах трав, и вглядываюсь в неведомые ввыси, где надо мной парят лица моих прекрасных детей, мерцающих загадочным манящим счастьем, как солнца из других вселенных. Я – гора, я пускаю корни, и пытаюсь обвиться, зацепиться, удержаться за невидимую ось, чтобы остановить движение планеты.

DSC02859

Поток первых разов сбивает меня с ног. Его первая большая ссора, ее первая большая дружба. И первый одуванчик, такой хрупкий и полный символов полета и взросления, он так же значим, как первый поцелуй. Его вторичная первичность, когда не родитель, еще год назад, смешно вытягивая губы трубочкой, дул, а она сама, сейчас, и за ним флотилии таких же, потому что чудо, потому что восторг, потому что первый раз это начало череды, которая приведет к последнему, и уже теперь, в два, хочется держать эти первые разы поближе к сердцу, сжимать покрепче, как букет хрупких стеблей. Отпустишь, и улетит. А вдруг не вернется? Хочется проживать этот восторг снова и снова, потому что завтра этот восторг будет другим. Может, только однажды, или дважды, или трижды, он придет к ней в своем первичном облике, морозящим кожу дежавю, когда она будет смотреть на летящие пушинки сдуваемые чьим-то другим пухлым ртом и слышать звенящие переливы смеха, и знать каждой общей кровяной клеткой, как это, когда белый пух щекочет нос, и чем пахнет гибкий стебель.

DSC02897

DSC02902

DSC02846

DSC02839

DSC02880

DSC02877

DSC02904

DSC02896

DSC02866

DSC02933

DSC02935

Жизнь хрупка. Сначала понимаешь это в теории, потом на практике. Сначала хочешь это исправлять, потом уважать. А иногда пытаешься, уже всё поняв, не раз потеряв, отпустив, и приняв, поверить, как в первый раз, что есть силы во вселенной, которые можно убедить, уговорить, задобрить. Первая безысходность такая страшная – в ней предчувствие последующих, а слезы, выплаканные о погибшем птенце, это будущие слезы, невыплаканные о неродившейся душе.

Но, вместе с первыми потерями приходит и первая надежда, и первое ожидание, и первое пробуждение, и первая причастность к чему-то большему, и замыкается круг, и начинается все сначала, и я лежу здесь в траве, отяжеленная моими не-моими первыми разами, и думаю о том, что как же все-таки прекрасны мы в своей уязвимой мимолетности. Каждая прожитая минута это подарок, каждый первый раз лучше, чем полет на Луну.

DSC02940

DSC02937

Пальчик — раз, пальчик — два

Она так и не поняла, что это было, но ей всё очень понравилось. Она с удовольствием разбирала подарки, принимала поцелуи, и с нетерпением ждала торта. Но больше всего ей все-таки, как всегда, понравились воздушные шары, а потом мы раз десять, а может и двадцать, зажигали свечи, пели поздравительную песню, и все вместе дружно их задували. От этой последней части праздника она была просто в совершеннейшем восторге.

DSC02715

DSC02741

DSC02733

А так, в общем, это был вполне себе обычный день, я даже уроки не стала отменять, как в остальные дни рождения. Это была Пятница, дел по Пятницам у нас и так немного, а для малышей, мне кажется, лучший подарок это не выпадать из рутины. Так что, после вручения подарков, была математика на компьютере, интересный крафт по изо, французский, сон, обед, а потом вернулся с покупками папа, и был торт, и многократное задувание свечей, а совсем вечером прогулка по нашим заметно позеленевшим окрестностям. Рутина и размеренность, родные люди, радость. Во время подготовки к последним праздникам я, наконец, начала чувствовать приятный автоматизм, когда любые волнения и натужность остались в прошлом, а вместо них пришла чистая благодарность за завершение еще одного путешествия вокруг солнца для еще одного маленького человека в нашей семье.

А еще вот насчет подарков… Не понимаю, что дарят четвертому, пятому, и так далее ребенку. Младшим ведь ничего не нужно! В этому году я выкрутилась очень даже элегантно, ибо дочке нравилась наша небольшая коллекция музыкальных инструментов, а вот ксилофона у нас не было, поэтому выбор был прост, но, в общем и целом, плохо представляю себе, что будем ей дарить дальше, потому что обрастать вещами не входит в наши цели.

P.S. Заходите на страничку журнала “Семейное Образование” почитать мою новую статью о шагах к простой и радостной жизни с детьми. Напоминаю, что там же можно прочитать и остальные мои статьи.

_MG_7143

_MG_7142

_MG_7135

_MG_7128

_MG_7132

G4SS5687

G4SS5698

G4SS5696

G4SS5697

G4SS5699

G4SS5703

Прекрасные два

DSC02634-2

Знаете, есть такая духовная практика, выбирать слово года, как намерение, благодаря чему, утверждают адепты, весь год выстраивается исходя из этого слова. Вот кто-то за нас (это была точно не я) выбрал картинку года, и с тех пор нас преследует эта губа.

Как показывает опыт, “два” это бывает легко, и бывает… не очень, и когда оно “не очень,” то хоть разбейся об стенку, пока не расслабишься и не признаешь положение вещей, легко не будет. Сопротивление бесполезно. Знаете правило поведения в водовороте? Плавать по-кругу, пока не выплывешь! А правило поведения в помещении полном взрывчатки? Не создавать взрывных ситуаций, конечно! Кормить вовремя, спать много, собираться заранее, отложить рестораны и театры… как бы все просто, да? Но почему-то то, что с новорожденным происходит естественно, с двухлеткой превращается в нескончаемое противостояние.

В общем, что хочу сказать, мамы – и это тоже обязательно пройдет!

Про нашу, теперь официально, двухлетку можно было бы сказать много, но так много обнаженных чувств внутри и на поверхности – потому что она дитя-радуга, потому что Май, потому что, наверное, последняя, и еще много почему – не сплетаются пока слова в нити. Да и важно ли все это? Она раньше всех начала говорить “я тебя люблю,” раньше всех пошла, раньше всех приучила сама себя к горшку, раньше всех начала связно изъясняться, раньше всех начала проявлять признаки осознанности и сострадания. Но это ли все то, что делает наших детей личностями и превращает их в тех, в кого они неизбежно вырастают? Не думаю.

Зато в том, чем так донимают “ужасные два,” как раз-таки и проглядывает характер, и так хочется перестать тихонько материться под нос, и начать гордиться и радоваться прямо сейчас! Даже, когда спешишь, а осьминог стоит ослом, мотая головой и губой, и не двигается с места. Даже когда чашечка должна быть зелененькой, а есть только оранжевая. Даже когда чистить зубы “сама,” кушать “сама,” одеваться “сама,” лезть в машину “сама,” и хочется разбить лоб в кровь, потому что очень очень нужно прямо сейчас быть там, а ты стоишь здесь, и не имеешь ни малейшего понятия, когда это “там” произойдет.

DSC02609

Какие они, эти наши “ужасные” двухлетки?

Они думают вне шаблонов! Разрисованная фломастером стена или высыпаный в песочницу горшок с землей, возможно, не вписывается в нашу стройную картину мира, но для двухлетки это пик самовыражения, и они искренне недоумевают, от чего мама возмущается и брызжет слюной.

Они любят помогать и быть полезными! Разбросать мусор за моей спиной, пытаясь его самостоятельно замести, пока я ищу совок; притащить папе залапанные очки в стописятый раз; принести мне кошелек и ключи от машины, когда я стою по уши в тесте и кусаю губу, чтобы не заорать, это же что-то такое, предельно доброе и глубинно хорошее, которое нужно холить и лелеять, и всячески поддерживать и культивировать.

Они будущие лидеры, активисты, и заводилы! Они знают точно, что им нужно, и они этого требуют и добиваются, борясь за свои права каждой клеточкой своего маленького тела. Невозможно не восхититься той мощи, которую бросает двухлетка на борьбу за свои предпочтения. Их требования не так уж возмутительны по сравнению с требованиями, которые, порой, предъявляет к ним этот огромный странный мир вокруг. Они ищут и находят свой собственный голос, и громогласно заявляют окружению о том, что, таки-да, они тоже тут живут.

В них силен приключенческий и исследовательский дух. Они ищут себя, испытывают возможности своего тела и духа, они бесстрашно пробуют, и упорно идут к победе, через десять тысяч обрушенных на них “нет.” Они любопытны, и пожираемы голодом познания секретов бытия.

Они живут в моменте, здесь и сейчас, и радуются мелочам. Когда вы последний раз пробовали морковь? Не ели, не жевали, не хомячили, а именно “пробовали,” позволяя каждому рецептору во рту распробовать ее вкус? А вы видели, как двухлетки пробуют новую еду? Эта смесь удивления, сомнения, осторожности, восхищения, или отвращения, настолько обнаженные и искренние, что хочется хотя бы на секунду оказаться там, в этой маленькой голове, чтобы снова прожить все эти волшебные первые разы. Пообещайте двухлетке увидеть Луну или лягушку, и вот вы уже герой. Даже если Луну эту они видят каждый божий день.

Они живут в согласии со своими эмоциями. Двухлетки плачут, когда им грустно, и смеются (так, что сотрясается весь мир), когда им весело и хорошо.

Они не делят людей на плохих и хороших. С двухлеткамм легко подружиться, их легко рассмешить. Они каким-то шестым чувством, которое у нас уже давно отсохло, знают, что улыбки это такие волшебные ключики, которые отворяют сердца. Они радуются тому, что вы просто есть, просто любите, просто рядом. Прощают они тоже легко, даже когда самому себе простить не получается.

Они верят в волшебство. И в то, что мама и папа главные волшебники, ведь стоит сесть к кому-то из них на колени, всё сразу становится хорошо.

А главное, через все “нет,” через рев и вой, через ослиное упрямство и брыкание, через пропущенный сон и разбросанную еду, через все невинные или даже вполне себе разрушительные шалости, они нас любят, любят так, как никто и никогда любить больше не будет, даже они сами. Эта любовь по-настоящему безусловна, и в ответ им не нужно больше ничего, только такая же безусловная любовь величиною в мир.

В общем, за любовь, за прекрасные два, и да пребудет с нами дзен.

DSC02627