Мимолетности

В конце весны мне всегда хочется подставить ножку этому вертящемуся миру, чтобы хоть как-то задержать его вот в этой самой точке, абсолютно совершенной в ее искрящейся обнаженности и терпкой правдоподобности. Я просто хочу сидеть здесь, не шевелясь, долго-долго, как каменный идол, и вдыхать пух, а выдыхать прах, и жить здесь в вечности, как вода, как разбиваюшиеся о мокрые камни лучи нашего древнего солнца, как птичья песня, чьи децибелы рвут ушные перепонки. Я слишком хорошо знаю, как быстро осыпаются одуванчики, и как скоро растут дети, и через сито этого знания пропускаю скорбь по тому, что еще не прошло, но пройдет обязательно, и позволяю себе тихоничко вздыхать и мудро улыбаться, и рвать то, что скрывается под покровами груди на части, потому что десять тысяч Будд не научат меня не вопрошать о том, где буду я, когда всего этого не будет, или будет, но уже не с нами. Я вытягиваю тяжелые ноги, я тону в земле, я вдыхаю запах трав, и вглядываюсь в неведомые ввыси, где надо мной парят лица моих прекрасных детей, мерцающих загадочным манящим счастьем, как солнца из других вселенных. Я – гора, я пускаю корни, и пытаюсь обвиться, зацепиться, удержаться за невидимую ось, чтобы остановить движение планеты.

DSC02859

Поток первых разов сбивает меня с ног. Его первая большая ссора, ее первая большая дружба. И первый одуванчик, такой хрупкий и полный символов полета и взросления, он так же значим, как первый поцелуй. Его вторичная первичность, когда не родитель, еще год назад, смешно вытягивая губы трубочкой, дул, а она сама, сейчас, и за ним флотилии таких же, потому что чудо, потому что восторг, потому что первый раз это начало череды, которая приведет к последнему, и уже теперь, в два, хочется держать эти первые разы поближе к сердцу, сжимать покрепче, как букет хрупких стеблей. Отпустишь, и улетит. А вдруг не вернется? Хочется проживать этот восторг снова и снова, потому что завтра этот восторг будет другим. Может, только однажды, или дважды, или трижды, он придет к ней в своем первичном облике, морозящим кожу дежавю, когда она будет смотреть на летящие пушинки сдуваемые чьим-то другим пухлым ртом и слышать звенящие переливы смеха, и знать каждой общей кровяной клеткой, как это, когда белый пух щекочет нос, и чем пахнет гибкий стебель.

DSC02897

DSC02902

DSC02846

DSC02839

DSC02880

DSC02877

DSC02904

DSC02896

DSC02866

DSC02933

DSC02935

Жизнь хрупка. Сначала понимаешь это в теории, потом на практике. Сначала хочешь это исправлять, потом уважать. А иногда пытаешься, уже всё поняв, не раз потеряв, отпустив, и приняв, поверить, как в первый раз, что есть силы во вселенной, которые можно убедить, уговорить, задобрить. Первая безысходность такая страшная – в ней предчувствие последующих, а слезы, выплаканные о погибшем птенце, это будущие слезы, невыплаканные о неродившейся душе.

Но, вместе с первыми потерями приходит и первая надежда, и первое ожидание, и первое пробуждение, и первая причастность к чему-то большему, и замыкается круг, и начинается все сначала, и я лежу здесь в траве, отяжеленная моими не-моими первыми разами, и думаю о том, что как же все-таки прекрасны мы в своей уязвимой мимолетности. Каждая прожитая минута это подарок, каждый первый раз лучше, чем полет на Луну.

DSC02940

DSC02937

Контент доступен только для пользователей сайта. Если вы уже являетесь пользователем, пожалуйста, войдите в систему. Новые пользователи могут зарегистрироваться ниже.

После регистрации ваша учетная запись должна пройти мою модерацию, пожалуйста, во избежании путаницы, не повторяйте регистрацию. Я добавляю каждого пользователя вручную, поэтому не всегда сразу. Пароль придет на вашу почту. После того, как вы введете этот пароль в первый раз, его можно поменять на более простой, нажав на приветствие (Edit my Profile) в правом верхнем углу экрана.

Если вы испытываете сложности при регистрации, то пишите мне в инстаграм или на почту. Спасибо за понимание! Добро пожаловать всем!

Existing Users Log In
   
New User Registration
*Required field

Comments are closed.