Looking for Something?

Прямое включение из-под камня

Author:

Так и хочется заорать: “Весна идет, весне дорогу!” Но она у нас тут такая изменчивая и непостоянная, что мы давно уже привыкли радоваться тому, что есть, и на загадывать надолго вперед. Ну, а я опять пропала, ага. Есть тут еще кто живой? Даже и не знаю, почему стала реже сюда заглядывать. Наверное, частично потому, что инстаграм затянул в свою прорву, а частично потому, что уютный кружок читателей как-то распался и затих, а в пустоту писать грустно. Хотя и видеть пустые страницы тоже бывает грустно. Столько важного, хорошего, стоящего для хранения в уголках памяти теряется, забывавается. Жаль ведь. Думаю вот опять (в который раз!) попытаться писать о простом, о мгновениях, хотя бы для себя, пусть и мало кому это интересно. Мы живем в век полезного. Если кто-то не выплевывает каждый день мегабайты полезного контента, может проваливать обратно под камень. Ну, вот я оттуда и буду вещать, из-под камня. Репортажи из-под камня… может тэг завести?

В общем, мы скоро опять переезжаем. Хотя, какое же опять? Сюда мы въехали ровно четыре года назад. Четыре года. Вполне приличный стаж для съемного жилья.

Нашу квартиру продают, и мы решились снова подыскать себе домик, с землей. Я, страсть, как соскучилась по земле и нормальному садоводству, а дети соскучились по просторам, хотя мы и так, конечно, изо всех сил старались их этого не лишать. Так что дома у нас нынче идут сборы на полную катушку, все возбуждены и предвкушают новый этап в жизни, а я только молюсь, чтобы там нам тоже удалось задержаться подольше, ну и чтобы здоровье/финансы – самые хрупкие составляеющие жизни, если не считать саму жизнь – не подвели. Помолитесь и вы с нами, кому это близко, вместе как-то убедительней!

Ну, а пока дома предпереездный бардак начинает брать верх над нами и пространством, я просто до умопомрачения благодарна погоде за то, что мы можем сейчас много гулять. В прошлый наш переезд весна совсем не хотела кооперировать, и мы в отчаянии, когда уж совсем становилось тошно, тащились в близлежащий торговый центр, чтобы хоть немножко сменить пейзаж и отвлечь детей. Но от этих “прогулок” становилось еще тошнее, поэтому, когда мы, наконец, переехали, все выдохнули с огромным облегчением. В этот раз настрой у всех (пока еще) боевой, и, сдается мне, именно благодаря погоде.

Вчера прошагали часа четыре в по-осеннему весеннем лесу. Ну кто-то шагал, а кто-то переодически катался на колесиках. С коляской в лесу, конечно, морока, но если у девушки вдруг плохое настроение, коляска иногда спасает, поэтому, когда не ленимся, берем ее с собой. Ну и, собственно, устроили пикник, спонсированный коляской же, под скрип дубов и сосен.

Ну, и дети, как водится, такие дети. Под ногами столько всего интересного, нужно только присмотреться. Они нашли огромного червя, переползающего тропинку, черную чавкающую грязь обогащенную многолетним гниением листьев (средненькая в ней заодно и выкупалась по колено), дырявые деревья, огромную черную птицу, и множество весёлых ручьев, радующхся пробуждению. А я для себя поставила цель на это лето – научиться опознавать хотя бы одно-два местных диких растений, которые можно использовать в лечебных целях. И ещё найти один-два безопасных источника для сбора тех растений, которые я уже знаю. Например, мне начал попадаться коровяк (mullein), и это во-первых означает, что мы друг другу нужны (ну мне так кажется), а во-вторых то, что я его начала узнавать! Опять же, не нужно знать все или много, просто нужно где-то начать и не бояться своего невежества. Невежество это шанс, а не причина для стыда.

А еще вот же какой парадокс: чем больше я прячу вещей, тем больше мне хочется сделать, “прям щас.” Например, вдруг нещадно заскучала по лоскутному шитью. Или впервые в жизни – ну вообще меня никогда к этому делу не тянуло – мне захотелось вышить что-то крестиком. Наваждение просто, ей Богу. Сосредоточилась пока что на портативном варианте – вяжу следующий сарафан, ведь сарафанов много не бывает. Но вышивкой займусь, как только переедем. Есть у меня коварный план, обвалить местную экономику недвижимости, вышив домик, ибо купить оный в какое-то ближайшее время мы сможем только при условии, что случится какой-то тотальный обвал. Не знаю, не перечеркнет ли магию моя мрачная задумка, но вышивать все равно хочу и буду. Даже если просто так, для успокоения нервов.

Ну вот, собственно, и все. Дети растут и ежедневно срывают крышу. А мы стареем, но почему-то не мудреем.

Ах ну да, и день рождения отпраздновали средненькой. Расскажу в следующий раз. И гостевой пост у меня для вас есть.

Оставайтесь со нами!

Подвид: ведьма кухонная

Author:

Мое утро начинается с принюхивания, разглядывания, встряхивания, и взбалтывания.

Промываю прорастающие в банке на мраморной столешнице семена, проверяю все ли бутыльки с маслом (там сосновые иголки и тысячелистник), уксусом (тут лопух), водкой (здесь валериана) наполнены до верха, и взбалтываю каждый, стараясь сохранять вдумчивость (а вы пробовали оставаться вдумчивыми с трясущимися щеками?) и не заржать над собственным видом. На деревянной столешнице поспевает квашеная капуста, рядом стоят только что поспевшие огурцы. Вспоминаю, что надо бы перемолоть замоченый миндаль и сделать молоко (паралллельно решаю в уме задачу утилизации жмыха, в который раз, ибо брауни и энергетические шарики уже льются из ушей). По шею заглядываю в дегидратор, там поспел йогурт и досушиваются подгнившие кабачки. На плите доваривается клюквенный морс, а в гигантской кастрюле второй день томятся кости – астрагал, крапива, и клевер им товарищи; еще какие-то сутки и можно будет все это цедить, и пить, и есть, пока следующая такая же кастрюля прочно не угнездится там на смену нынешней. Рядом с чайником почти готова холодная вытяжка из алтея (надоело кашлять), а в холодильнике ждет меня чай из шиповника и соcновых иголок с завитушкой апельсиновой корки. Эта банка официально занимает последний свободный участок нашей несчастной кухни.

Я всегда была странноватой хозяйкой, но в последнее время муж уже ничему не удивляется и ни о чем не спрашивает. Он просто вежливо осведомляется, не пора ли ЭТО вылить, а то выглядит уж очень подозрительно. И если я говорю “нет,” участливо похлопывает меня по плечу и движется дальше по своим делам. Я стараюсь методично подписывать все свои склянки, но то и дело нахожу что-то мутное, резко пахнущее, опасливо трогаю мизинцем, и отставляю в сторону, ибо кто ж знает, что там.

У нас заставлены все полки, все шкафчики и подверхности, а я все варю что-то и настаиваю. Уж такой период. Я знаю, что это не навсегда. (Может и да?) А пока докупаю очередной набор крышек для наших банок… едим мы их что ли? Наша кухня это самое тесное, самое шумное, самое толкучее, самое суетливое, но и самое теплое место в доме. Тут творится волшебство. Тут все немножко химики. Тут каждый – великий алхимик и маг.

Муж терпеливо носит корни и травы, которые я прошу купить, молча сортирует морозилку, чтобы вместить все мои замороженные ягоды, и с завидным пониманием переставляет банки с места на место, чтобы освободить немного жизненного пространства. Мне немного стыдно и жаль его, он так тяжело работает. Но потом я вспоминаю, что все, что я придумываю, все мои безумные опыты и варева, лечат чьи-то царапины, греют чью-то спину, подымают чей-то иммунитет, лечат чье-то горло, или просто радуют чьи-то вкусовые пупырышки.

И мне сразу становится радостно, что я медленно, но верно перевоплощаюсь из подвида дамы со странностями в подвид ведьмы кухонной.

Птичий новый год

Author:

Люблю очень, когда неплановое доброе дело становится любимой традицией. Именно так и произошло с кормлением птиц первого числа каждого года. Случайно повешенная давным-давно кормушка теперь обязательная часть эпохи зимних праздников; часть, которую все ждут и очень любят.

В прошлом году птичьи пирожные делать мне было лень, поэтому мы сделали кормушки попроще – обмазали шишки и яблоки арахисовым маслом и вываляли их в семенах. Но сейчас с младшенькой стало намного проще, так что в этот раз мы сделали все, как положено, да еще и при ее участии. Надо семян только будет больше купить в следуюший раз, а то пол мешочка на троих уже мало. Каждому хочется внести вклад, а тут раз-два и все закончилось.

Зимние праздники это не только весело и здорово, но еще и про щедрость и доброту. От ледяных дождей, вьюг, и ветров некомфортно всем, но особенно лесным существам, большим и малым. Так что эти зерновые пирожные гарантированно будут склеваны (или съедены, если до них доберутся белки) быстрее, чем вы успеете моргнуть.

Что нужно?
4 чашки семян, подходящих для ваших местных птиц
3/4 чашки цельной муки
1/2 чашки воды
3 столовых ложки кукурузного сиропа
1 пакетик желатина
Восковая/пергаментная бумага
Формочки и противень для печенья
1 трубочка для питья
Немного растительного масла
Отрезки пряжи

Как делать?
1. В большой миске смешать муку, воду, кукурузный сироп, желатин. Добавить зерна и перемешать с массой в миске до гомогенной массы.

2. Намазать формочки для печенья маслом изнутри. Разложить их на восковой бумаге (на противне). Ложкой разложить массу по формочкам и хорошенько утромбовать (можно обратной стороной ложки). С помощью питьевой трубочки сделать дырочки (пошире, чтобы пряжу было легко продеть), пока масса все еще влажная. Дырочки делать подальше от краев.

(Здесь немного виден процесс.)

3. Оставить пирожные на несколько часов в формочках, осторожно достать, и оставить на ночь дальше сохнуть.

4. Когда пирожные сухие, продеть пряжу/ленточки, завязать узелком.

5. Пирожные развесить на деревьях вокруг дома (если их видно из окна, еще лучше, ибо тогда вы сможете наблюдать за вашими пернатыми гостями), а так же подарить друзьям, чтобы и они могли поучаствовать в добрых делах.

Для детей и вас это замечательное совместное времяпровождние, а для птиц полезное угощение, которое поможет им пережить время, когда еды мало и ее особенно сложно добывать. Вы удивитесь, как быстро исчезнут с деревьев эти птичьи лакомства!

Что касается нас, то сегодня утром (1-го Января) мы вышли прогуляться перед домом, ну и заодно захватили наши пирожные. Младшенькая потребовала свою личную корзинку, пришлось выдавать. Мы очень быстро развесили всё угощение, а потом еще разбросали на снегу те семена, которые выпали из пирожных.

Сын заодно протестировать свою новую игрушку – свисток для имитации голосов птиц.

С мечтами и надеждами, в 2017-ый

Author:

Дорогие, хочу пожелать всего самого светлого и доброго в грядущем (а для кого-то и наступившем) году. На прошлый год многие жаловались, но к нам он в общем-то был благосклонен. Очень хочется и дальше сохранять способность во всем видеть хорошее, но еще лучше, чтобы это хорошее просто было.

Мне радостно, что в этом году под елкой нас так много. Мы бесконечно богаты счастьем и друг другом, и единственное, что прошу, это сохранить то, что мы уже и так имеем. Ну и, может быть, совсем чуть-чуть, смиренно надеюсь на то, что все-таки как-нибудь нас станет еще больше. Но на то Божья воля, а наше дело мечтать и просить. За мечты и надежды!

С новым годом! Спасибо, что были с нами все эти годы.

С любовью,
Мы

P.S. В ретроспективе: 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2008

Огоньковая мозаика

Author:

Опять праздники мелькают скороговоркой, а я только устало киваю им вслед. Я вяжу лису, вырезаю из веточек гномов, колдую над снадобьями, слоняюсь из кухни на диван, с дивана на кухню. На день рождения дети дарят мне рисованные подарки, я открываю их иногда и смотрю, умильно моргая. На улице снег, много снега, дети бегут ко мне белые, с заснеженными ресницами, тянут ко мне закутанные руки. Под перчатками теплые пальцы, а в щеку мне утыкаются замороженные носы. Снег искрится своей огненной бесконечностью, а я жмурюсь и прикрываю рукой глаза.

Солнцестояние это мой личный срыв крыши. Мы топим светильники, варим сироп из бузины, делаем свечи, и месим имбирное тесто. Все дети немного инопланетяне или только мои? Когда иду спать в самую длинную ночь, всегда немного тревожусь, а вдруг она так и останется ночью навсегда. Поэтому с утра встречаю Солнце всегда с особым намерением и благодарностью. Солнце дало жизнь матушке-Земле, а если Земля – Матушка, то солнце Бабушка? Лед и песочные мандалы почти родственники, как еще наглядно увидеть, что ничто не вечно и абсолютно все быстротечно.

На Ханукку мы опять крутим свечи. Если этого все ждут, значит это традиция. Дети ловко сворачивают длинные листы воска, только пальцы сверкают, а бабушка вяжет фитильки. Наверно так выглядит идиллия. Средненькая хочет, чтобы была гамма, поэтому свечи сине-белые, а центральная свеча красная. Свечи горят теперь каждый день, истекают воском, а мы смотрим на огонь – опять огонь – и пытаемся впитать его в себя, чтобы достать и зажечь, когда нужно.

На мой день рождения опять огонь. Мы идем в парк и разжигаем костер. Пьем шоколад и жуем оладушки. Дети с бабушкой строят снеговика, а проходящие мимо лыжники спрашивают далеко ли до Сочи.

На этот Новый Год все подарки человеческие, мы впервые не ждем никаких сказочных существ (они придут сами, если захотят), мы уволили Санту, и дети дарят теперь наравне со всеми. Есть в этом много счастья и много ответственности, ибо праздник создаёт не кто-то волшебный за нас, а мы сами для себя. В голове снежный кисель с блестками, а вокруг шепот и секреты. Несмотря ни на что, уровень ожидания сказки зашкаливает далеко за привычный. Дети прячутся по комнатам, с хитрым видом прикрывают листы бумаги, и сорят волшебной пылью.

Мир за окном темен, а в душах у нас танцуют тысячи огоньков, они пришли к нам со свечей, костров, и факелов, которые мы зажигали вместе, держась за руки и затаив дыхание.

Размышления на незаданную тему

Author:

Сын уже кажется совсем большим. Я знаю, что потом буду оглядываться назад и сама над собой смеяться, но ничего не могу с собой поделать. Особенно, когда он просит в подарок на Новый Год профессиональные книги по анимации, или микрофон, или гибкую арматуру. Анимация, как хобби, стойко преследует нас последние года четыре – отступает, снова возвращается, реинкарнирует, видоизменяется, но так или иначе всегда остается где-то рядом. Возвращаясь, это хобби всегда знаменует собой новые витки ментальной зрелости и взросления, и то с чем (или за что) мы боролись на одном этапе, вдруг случается само собой на другом.

Это наказание любовью, имя которому “недоверие,” страшный зверь, скажу я вам. Дрессируешь его, дрессируешь, а он все равно исхитряется и показывает свое неприглядное рыло там, где его совершенно не ждешь. Чистый фон, простые, но забавные сюжеты, продуманный визуальный ряд, интересные декорации, все это одно за другим начало приходить в фильмы сына, и мне, порой, стыдно и досадно за все те наполненные эмоциями дискуссии, которые у нас бывали на этапах, когда он к пониманию важности этих моментов был еще попросту не готов.

Пару дней назад мы смотрели фильм про иконическую студию пластилиновой анимации из Британии (aardman), про их историю, технические эксперименты, революционный вклад в мировую анимацию, и я как-то четко прочувствовала рождение мечты, такой, которая толкает вперед и заставляет вставать заново на ноги, когда очень сильно упал. Так хочется продолжать видеть этот наметившийся стержень, потому что без него очень тяжело жить и расти, равно как в 9, так и в 99.

Кстати, сын натренировал сестру нажимать кнопку спуска в программе, которой он пользуется, и она теперь подрабатывает его ассистенткой, чем очень гордится. Частенько вожусь на кухне и слышу ритмичное: “Aaaand go… go… go… go… done.”

Пора открывать семейную студию.

А вообще, я стараюсь сдерживать внутреннее ликование и заглушать гордынное “я же говорила,” но мне все больше видно, как мы начинаем пожимать плоды свободы от школы, и убеждаюсь в том, что та манера обучения, которую мы для себя выработали, работает именно так, как мне и хотелось.

У нас есть довольно-таки непринужденная, но организованная часть, которая спланирована частично с учетом склонностей сына и частично с учетом полезности/практичности тех или иных знаний. Эту часть я считаю не менее важной, чем часть свободную, ибо не только сама вижу прогресс в навыках сына, но и замечаю, что и сам сын балдеет от того, что начинает эти навыки все чаще применять, и ему самому нравится то, что он знает и умеет. Он замечает законы физики на прогулках, их же он использует в анимации и теперь хочет знать о них еще больше. Он старается грамотно и красиво писать в своем профиле в Инстаграм (я помогаю ему вести этот профиль, потому что дети до 13 регистрироваться там не имеют права). Он по научному отмеряет ингредиенты для своих блюд, и с легкостью фокусника удваивает или, наоборот, делит напополам рецепты. А главное, он говорит мне об этом, точно помня, как это было в начале, и как это сейчас, и эта осознанная благодарность повзрослевшего ребенка является наилучшей индикацией для меня, что все идет правильно.

Именно поэтому я не приемлю ярлыки, которые так любят раздавать себе хоумскулеры. “У нас анскулинг, а у них школа дома, бе бе бе.” Или, “У нас вальдорф, мы гармоничные, а у них анскулиннг и дети в гаджетах весь день, бе бе бе.” И так далее. На этом шестом году нашей домашней школы я могу с полной уверенностью сказать только одно: дело на в методе, который семья выбирает; дело в не отказе от учебников и (о ужас!) рабочих листов или, наоборот, применений всех новейших материалов; дело не в нежелании следовать школьной системе или, наоборот, не следовать ей. Дело в одном только моменте, а именно в том, как живет и функционирует вся семья. Если у вас все хорошо, то и у ваших детей все будет замечательно (я про образование, если что). Обещаю!

Вторая часть нашего обучения свободная. Я, как и раньше, религиозно планирую день так, чтобы у сына оставалась львиная часть дня на самостоятельное обучение тому, что ему нравится и интересно. В прошлом году у нас было очень много Лего, но зимой сын осознанно от Лего отказался, и с тех пор стало еще интереснее. Сын пытается программировать, рисовать мультики, снимать фильмы из пластилина, делать звуковые эффекты, слушает лекции по анимации, много читает. И мне нравится то, как не особо последовательные поиски себя вдруг сами собой начали складываться в общую картину. Я не настолько наивна, чтобы полагать, что больше ничего и никогда меняться не будет, но считаю такой стежень мощнейшей движущей силой, той самой пресловутой мотивацией, с помощью которой можно передвинуться с первой клеточки на вторую, и продержаться там до следующего толчка.

В общем, у нас тут “все чудесатее и чудесатее.”

Алфавитная вечеринка

Author:

Пару недель назад дочка закончила изучение алфавита, и по этому поводу мы закатили пир почти на весь мир, а вернее алфавитную вечеринку! С утра пораньше мы украсили стены картинками со зверо-буквами, над которыми уже давно трудились, потом ловили буквы на магнитную удочку, после этого искали по всему дому небольшой подарочек, а вечером пекли букво-печенье.

Букву А мы сделали, дай Бог памяти, года два назад. Старые буквы сразу видно – они все мятые и размалеванные. Но большинство, конечно, пришлось на прошедшее лето и осень, потому что начали мы с дочкой заниматься более-менее регулярно (и систематически, по-порядку) в Сентябре, в ее пять с половиной. До это занимались тоже, но сугубо по желанию и без направленности на результат, ведь она смотрела на брата и рвалась в бой вслед за ним. У меня не было цели ее обучать чтению слишком рано. Но буквы были ей интересны, поэтому мы то одну, то другую делали вперемешку.

Честно говоря, к середине алфавита мне эти зверо-буквы надоели до слез, но дочке очень нравилось их делать, поэтому я собрала волю в кулак, и мы их закончили. Теперь я очень радуюсь, что не сдалась. Детям невероятно важно иметь возможность оглянуться назад и осознать всю мощь проделанной работы. Когда дочка вешала последнюю букву на веревочку, неожиданно, сын включил запись звука трубы, получилось очень трогательно и торжественно. Он, кстати сказать, гордится сестрой не меньше, чем она собой. (Схемы букв до буквы “Н” можно скачать на сайте американской учительницы начальных классов, а дальше я уже выкручивалась сама.)

Ближе к концу алфавита (на тот момент ей было около пяти с половиной) дочка начала читать. Интересно, что сын созрел для этого точно в этом же возрасте (и читали мы по тем же книжкам, что и она). Мне кажется, что это тот самый момент, когда ребёнок постепенно (но ещё не совсем, ибо по-настоящему эта трансформация, обычно, происходит к семи годам) начинает пробуждаться из мечтательной дремы младенчества и переходит к более осознанному восприятию мира, а значит у него появляется осознанная необходимость в расшифровке всех этих символов помогающих в коммуникации их внутренней Вселенной с Вселенной внешней. Иными слова, на мой взгляд, одним из самых важных компонентов готовности к чтению это понимание, зачем вообще это делать. То есть технически-то, наверное, и можно натаскать и раньше, только нужно ли?

В общем, мне опять и снова радостно, что происходят все эти переходы ровно тогда, когда появляется такая потребность.

Кстати, кроме зверо-букв мы сделали еще и плакат, под названием quilt (лоскутное одеяло), и заполняли его по мере изучения букв. Это было очень наглядно, и дочке нравилось, что было ясно, сколько уже пройдено и сколько осталось. То есть был виден и прогресс, и “свет в конце тоннеля.” По мере заполнения листа, дочка все азартнее и охотнее садилась за следующую букву, очень ей этот метод подошел. Плакат в день вечеринки мы тоже выставили на всеобщее обозрение.

Гвоздем программы, конечно, стали буко-печеньки, которые в конце дня, собравшись за нашим большим столом, мы в два счета слепили в восемь рук. Все как на тесто налетели, так за полчаса его и не осталось. Ниже дам рецепт, может кому-то пригодится; печенье это идеально подходит для украшения помадкой. Сразу предупреждаю, что рецепт этот жутко неправильный и не политкорректный, там и сахар, и белая мука, и яйцо, и вообще. Но печем мы их крайне редко, поэтому считаю, что от этого ужаса ни у кого ничего не развалится.

Итак, что нужно:

1.5 чашки* (см. прим.) сахарной пудры
1 чашка (227 гр) размягченного масла
1 ч. ложка ванильной эссенции
0.5 ч. ложки миндальной эссенции
1 яйцо
2.5 чашки муки
1 ч. ложки соды
1 ч. ложки порошка винного камня (без этого можно обойтись)

Как делать:

1. Смешать сахарную пудру, масло, ванильную и миндальную эссенцию, и яйцо.
2. Добавить остальные ингредиенты. Хорошо перемешать, скатать в 2-3 шара, расплющить и положить в холодильник на 3 часа (тесто можно держать в холодильнике до 24-х часов.)
3. Нагреть духовку до 190 С. Можно поставить температуру меньше и выпекать печенье дольше, тогда оно пропечется более равномерно.
4. Раскатать печенье не толще 4 мм, вырезать фигурки с помощью формочек. Если раскатывать достаточно тонко, то из этого количества теста может получиться до 50 печенек. Альтернативно, можно заморозить тесто в форме бревнышка, а потом острым ножом порезать на тонкие колечки. Второй способ лучше, если нет времени или лениво раскатывать печенье.
5. Выпекать 7-10 минут до золотистого цвета.
6. Печенье можно украсить сахарной пудрой или помадкой. Помадку мы делаем только раз в году на праздники, а иначе не украшаем вообще. —————–
* В американской чашке примерно 250 мл жидкого объема.

Когда отгремели фанфары праздника и жизнь вошла в старое русло, я, чтобы поставить завершающий аккорд, взяла дочкины зверобуквы и сшила их в одну большую книжку, которую ей торжественно на память вручила. У нас по-прежнему впереди много работы, но первый, такой важный этап, пройден, и от этого очень легко на душе.

P.S. На сайте “Семейного Образования” вышла моя новая статья о том, как своим примером мы можем помочь детям сделать обучение своим стилем жизни.

Перевоплощения продолжаются

Author:

Рискуя этой темой вам надоесть до слез, все же расскажу продолжение истории с куколками, чтобы уже забыть и двигаться дальше.

Пару недель назад, по-дороге из лесной школы, мы с сыном заехали в секонд-хэнд и подобрали там еще четыре потерянные души. Не могу описать, насколько это дело затягивает. Руки чесались узнать, какими они в итоге станут. Но так как раскачиваюсь я медленно, а времени свободного у меня немного, то лица я стерла почти сразу, а вот для новых собралась с мыслями только к выходным.

Младшенькая немного переживала, показывала пальчиком на лица и удивлялась, что это с ними произошло.

Сначала девушек мы искупали. Я замочила их в мыле для мытья посуды и оставила там отмокать. После пяти смен воды (я знаю, я псих), я, наконец, решила, что теперь можно заняться уже и “человеческим” мытьем.

Дочку в этот раз из процесса решила не выключать, потому что когда я показала ей фото оригинального лица ее первой куклы, она засомневась – ей показались все эти блестки и длинные ресницы красивыми и загадочными. Теперь, поглядев на куколок живьем и повозившись с ними в их первозданном виде, она согласилась, что лица у них грубые и неприятные. Так что в этот раз дочка помогала мне мыть и причесывать куколок. Волосы мы мыли шампунем, чтобы пахли хорошо, что, конечно, баловство. А вот кондиционер для волос помогает потом их расчесать. Так что, мы хорошенько их вымазали кондиционером, вместе с ним расчесали, промыли потом под бегущей водой и оставили сохнуть так, чтобы волосы свешивались свободно.

Лица смывала, как и в первый раз, жидкостью для снятия лака и эвкалиптовым маслом, но кое-кто из читателей поделился открытием, что миндальное мало работает тоже, из чего делаю вывод, что любое масло в этом деле поможет. Сначала промазываю лицо маслом, сверху масла тру ацетоном, постепенно все сходит. Как рисовать лица есть подробные инструкции на youtube (запрос в google: tree change dolls youtube). Это довольно долгая и кропотливая работа, четыре лица я рисовала два часа. Могу предположить, что с опытом это можно делать быстрее, но мне спешить некуда, так что рисовала я в свое удовольствие. Сначала хотела рисовать ночью, чтобы девочки не видели, но не вышло, и в итоге они терпеливо и с большим интересом следили за перерождением кукол.

Когда куклы были готовы, пришло время их одевать. Туфли в этот раз решила не переделывать, во всяком случае пока что. Во-первых, сохнущая на воздухе резина Sugru это довольно дорогое удовольствие. Во-вторых, пока что нет у меня вдохновения. А в-третьих (а этим, наверное, можно объяснить пункт два), я поняла, что самое ужасное в этих куклах это лица, а когда лица нормальные, то и все остальное как-то становится более простительным; тем более, что каблуками я и сама грешила в юности, любила и люблю (сейчас, правда, уже только на расстоянии). Часть одежды постирала и оставила, как есть. Кроме этого сшила юбочки и связала одно платье. Если у девчонок будет спрос, буду вязать еще. Есть сайт с множеством схем кукольной одежды (на разных языках).

Ну вот, собственно, и все… Вот они девушки все вместе, большой дружной компанией.

Праздник на стыке миров

Author:

У меня не было ни малейшего намерения пропадать так надолго после последнего поста, но как-то так случилось, что сегодня уже Ноябрь, и дети какие-то повзрослевшие, и листьев почти не осталось, и садик мой, про который столько всего хотела рассказать, давно уже убран на зимний покой, и в волосах запуталась еще тройка-пара новых седых волос, и я не имею ни малейшего понятия, куда разбрелись все эти прошедшие дни. Наверное, это означает, что осознанность моя жалко стонет под колесами паровоза, имя которому жизнь. Но это также всенепременно означает, что дни мои полны, так же как и руки, и, пожалуй, это все не так уж плохо.

Итак, вчера была последний день Октября, и мы снова собрались за нашим большим столом, чтобы повырезать на тыквах, а потом ходили большой детской компаний кляньчить сладости и пугать прохожих.

На ферму в этом году мы не поехали, что-то все открытые для общественности фермы обнаглели, и снимают деньги не только за вход, но и за тыквы, или наоборот. Ну, или за вход очень много. Нам не нужны ни трактора, ни сосиски, а просто хочется выпустить детей побегать по осеннему полю, но не тут-то было. В общем, мы обиделись и поехали на фермерский рынок, где вполне бюджетно купили уже собранные тыквы, а заодно еще много вкусной еды. А дети, как детям и подобает, и там сумели хорошенько развлечься.

А на следующий день с утра у детей было много важных дел. Для начала нужно было перемерить ворох костюмов. А потом мы занялись тыкво-вырезанием. Обычно мы этим занимаемся вечером, но что-то как-то не пошло, поэтому вместо тыкво-вечеринки у нас получился тыкво-утренник. Благо папа был дома. Результаты наших трудов таковы (слева направо): сын сделал толстую хохочащую тыкву, муж летучую мышь и месяц, а для средненькой я вырезала традиционную кошку и сердечко для младшенькой. Девочки пока что не вырезают, но зато активно вычищали мякоть из тыкв. Правда мадшенькая с очень серьезным видом ее опять запихивала в тыкву, а потом снова доставала, а потом снова запихивала, и при этом никому не отдавала острый лобзик… но, в общем была занята, что есть хорошо.

После того, как все праздничные дела закончились, мы быстренько перестроились на серьезный лад, и сели немножко позаниматься. Со средненькой заканчиваем алфавит, она начинает читать, и вообще как-то здесь у нас в последнее время совсем стало интересно. Но об этом как-нибудь потом. А пока дети были заняты, я испела себе традиционные тыквенные семечки, очень люблю ими в ночи похрустеть.

Ну, а вечером мы поехали к друзьям, которые лучше любых конфет, скажу я вам.

(Прошлые празднования: 2015, 2014, 2013, 2012, 2011 и 2011.)

История спасения

Author:

У нас тут столько всего произошло с конца Августа, что даже и не знаю с чего начать.

Я сдала последний экзамен по анатомии, и могу теперь поступать учиться на медсестру. Поступать пока передумала, хочу отдышаться, и дать младшенькой еще немного подрасти. Сразу после экзамена мы побывали в гостях у сказки – в очередной глухомани, где наслаждались покоем и тишиной; после этого, не пробыв и недели дома, отправились в Штаты, в гости к родственникам мужа; и вот только сейчас начали сбавлять темпы. Буду постепенно обо всем этом рассказывать, показывать фотографии, делиться впечатлениями, а пока расскажу про одно интересное дело, которое я затеяла и уже закончила с начала Сентября. На большие проекты мне по-прежнему не хватает энергии (хотя и до них надеюсь скоро добраться), а вот всякие приятные мелочи это самое то!

Я давно заглядывалась на работы одной мастерицы, которая собирает по помойкам и уцененкам старых кукол (преимущественно Братц), стирает их гипертрофированные губы и пошлый макияж, и превращает в нормальных, живых, нежных девочек-подростков. И вот, у меня появилось не только время, но и, совершенно случайно, куколка, нуждающаяся в спасении из эксплуатации ее девичества. В красном, обтягивающем кожанном костюме, на высоченных каблуках, она глядела на меня нагло и вызывающе, пока я не провела по ее лицу ваткой вымоченной сначала в эвкалиптовом масле и вслед за этим в жидкости для снятия лака.

И тут начались чудеса.

Восторг и воодушевление, которое я почувствовала при виде спокойного открытого лица, которое внезапно проявилось под слоем краски, мне сложно описать. А в голове бился только один вопрос: “Ну, зачем, зачем же это делают?” Ведь вот же оно, нормальное лицо, нормального человека, его тут просто нужно захотеть увидеть. Кому и почему нужно, чтобы девочки росли в окружении томных шлюховатых красавиц? Кому и почему нужно, чтобы девочки (да и мальчики тоже) вырастали быстрее, а еще лучше преждевременно? Возможно, кто-то покрутит пальцем у виска, но я и правда почувствовала, что спасаю эту девочку из сексуального рабства.

Когда я победила бурю чувств, началась неспешная и кропотливая работа. Я обтерла спиртом ее кукольное тело, помыла волосы и причесала, а потом акриловой краской, при помощи самой маленькой кисточки, которая нашлась дома, подарила ей новое лицо. Она проснулась, свежая, как будто умытая росой, готовая к жизни и приключениям. Потом я еще какое-то время посвятила ее одежде, и, наконец, подарила ей сумочку и новые ножки в аккуратных удобных ботиночках (в этом мне помог материал под названием Sugru – резиновый клей, который сохнет на воздухе).

Все эти манипуляции я, конечно, производила ночами, а потом улучшила момент и подарила куколку дочке.

Дочка очень обрадовалась.

Я не жалую пластиковых кукол, а единственную Барби, которая у нас имелась (подарок дяди), пришлось выбросить, ибо она пала жертвой плесени, и вот с тех пор у дочки в сердце было пустое местечко, хотя она и не играла-то с ней толком, только когда купалась. Дочка назвала свою новую куколку Шелли, и объявила, что она работает палеонтологом и живет в музее. Мы договорились, что вместе спасем еще парочку таких же кукол, и так у Шелли появятся подружки. “Только, мама,” – сказала дочка, – “пусть это будут твердые куклы. Я хочу еще одну твердую куклу.” А я вот теперь хожу и ломаю голову – сколько еще не проговоренных, не услышанных, не признанных желаний бродит в детских головах, разбиваясь о наши дурацкие принципы? Я, конечно, не побегу скупать всех пластиковых кукол мира, но в который раз зарубила себе на носу – говорить меньше, а слушать больше.

Однако, глядя на снова ожившую куколку, я однозначно радуюсь – мы все в мире с собой. Я, она, и дочка. Каждая по-своему.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

Обо мне

Мама, жена, доула, художница, автор этого блога и одноименного профиля в инстаграм. Живу с семьёй в Торонто, обучаю детей на дому. В этом блоге наша жизнь, дети, хоумскульные будни, травки и цветы, прогулки, рукоделие, немного домашней еды, и мысли вслух. Читать подробнее...

Самое интересное

О том, как мы учимся всей семьей. Здесь всегда весело и интересно!
Здесь про то, что дети творят сами или со мной за компанию.
Здесь про наши рукодельные вещи - вязание, шитье, самодельные игрушки.
Здесь про наши приключения, прогулки и поездки - иногда близко, иногда далеко.
Здесь наше ежедневье, домашнее житье-бытье, простые радости.
Здесь про вкусную и, обычно, полезную домашнюю еду.
Здесь про вдохи и выдохи природы, и о том, как приятно шагать по сезонам.
Здесь мысли вслух и размышлизмы - о детях, о жизни, о мире.
Здесь мы знакомимся со старинными домашними искусствами и секретами.
Здесь растут травы, жужжат пчелы, и дети поют колыбельные цветам.

другие рубрики

Инстаграм

Подписаться

Здесь можно оформить подписку по электронной почте, или с помощью кнопок ниже подписаться на ленту обновлений через ваш любимый RSS ридер.

Follow

Subscribe

Архивы

избранное

  • Мимолетности

    В конце весны мне всегда хочется подставить ножку этому вертящемуся миру, чтобы хоть как-то задержать его вот в этой самой точке, абсолютно совершенной в ее искрящейся обнаженности и терпкой правдоподобности. Я просто хочу сидеть здесь, не шевелясь, долго-долго, как каменный идол, и вдыхать пух, а выдыхать прах, и жить здесь в вечности, как вода, как […]

  • Переполненность

    Похоже, что весна здесь или очень близко… Я снова засыпаю с грязью под ногтями и волосами запутанными ветром. Я читаю девочкам книги по “стописят” раз, и жадно вдыхаю сладкий аромат их теплых макушек, потому что понимаю, что весна это еще и новый виток вокруг солнца для них. Весна это мое время смятения, надежды и отторжения. […]

  • Зеленые пальчики

    Часто встречаю в сети мнение, что имеет смысл хоумскулить детей, только если семья ведет какой-то особенно интересный образ жизни – например, путешествует или фермерствует. А потом начинается про то, как нет времени, денег, места, и вообще все грустно. Я, в этом контексте, очень люблю изречение Рузвельта о том, что нужно делать, “что можешь, с тем, […]

  • Множим свет

    У нас этот год как-то сам собой крутится вокруг канадских первопроходцев. Сначала мы внепланово попали в тематический музей, потом книжка нашлась интересная про школу тех времен, и учебник у меня уже давно об этом припасен. В общем, всё – как я люблю, не случайные случайности. Ну, и в комплекте, как водится, мы то масло взбиваем, […]

  • Что остается от сказки потом?..

    Декабрьская праздничная метушня осталась позади, а впереди замаячили месяцы полные метелей и ментальной спячки. Как медлительный тяжелый пароход я выплываю из шоколадных морей, из рождественского кино (“Один дома” пошел на ура!), из попкорна с корицей, из джаза, из сказок про троллей, из ледяных светильников, из настольных игр, из длинных ночей, из поздних пробуждений, из “Щелкунчика,” […]

  • Шепоты леса

    Когда погода позволяет, мы продолжаем гулять, как одержимые. В гостях у леса сознание всегда очищается, особенно, когда удается молча пошуршать листьями, поглядывая издалека на детей. Старые тропинки делятся своими секретами, а разум, вдали от телефонов и компьютеров, освобождается от их сетей и летит. Я стараюсь донести домой эту чистоту разума, но что-то всегда расплескивается по […]

  • Детство под микроскопом

    Лето подходит к концу, а с ним и летние каникулы, хороший повод поразмышлять. Да и фотографии Alain Laboile не идут у меня из головы, что-то разбередили они мне душу, и с тех пор я думала и вспоминала… На фоне длинных списков с “обязательными” компонентами счастливого детства из Pinterest − веселые, голые, грязные дети, плещущиеся в […]

  • Хлебный манифест

    (Обещала? Значит надо выполнять!) Говорят, что дом не станет домом, пока в нем не родится ребенок. Для меня, дом не дом, пока в нем не испечен хлеб. Первая буханка это всегда так трогательно и так многозначительно, и этот раз не был исключением. Хлеб удался на славу, и даже подгорелая корочка (с новой духовкой еще предстоит […]

  • Искусство повседневности

    После рождения дочки мне пришлось во многом пересмотреть свое отношение к рукоделию и творчеству, и заново ответить для себя на такие вопросы как: почему я творю? для кого творю? что мне важно в этом процессе? Проекты, вполне предсказуемо, стали занимать намного больше времени, и, неизбежно, мне пришлось учиться больше радоваться процессу, чем результату, ведь ко […]

Мои статьи

Моя бабушка знала и любила травы. Для нее и остальных членов ее очень большой семьи, дары леса − ягоды, грибы и различные лечебные растения − были обещанием зимовки без потерь. Продолжение...

Дружить

Scroll Up